КТО ВИНОВЕН В СЛУЧИВШЕМСЯ?



Виртуальное голосование «Кто виноват в гибели людей на Немиге?» проходило на сайте http://forums.bspu.unibel.by, Минского государственного педагогического университета. Участие в этой акции с 31 мая по 2 июня приняли 545 человек. Их мнения распределились следующим образом.

Это ужасно. Гибель детей нельзя ничем оправдать. 7.71 %

Во всем виноваты производители спиртных напитков. 0.92 %

Виноваты организаторы акции. 10.28 %

Никто не виноват. Это все нелепый дождь... 12.29 %

Куда смотрела милиция, охранявшая порядок? 26.97 %

У меня свое собственное мнение. 41.83 %



Газета "ИМЯ", 3.06.1999

"СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ"

Анастасия Костюкович

           Когда государство берет на себя все расходы, связанные с похоронами его трагически погибших граждан, это благородно, но традиционно. Как любой нормальный человек в трудную минуту не отказывает в помощи, так и любое нормальное государство. Беларусь на государственные деньги хоронила 52 погибших в переходе метро "Немига". Спасибо, что разделили беду... Я уверена, что о "хорошем" много расскажут коллеги из государственных СМИ. Нам хочется поговорить о "не очень хорошем". О том, что по каким-то причинам власти пытаются скрыть от граждан своей страны.
           1 июня состоялась пресс-конференция мэра Минска Владимира Ермошина и начальника ГУВД Бориса Тарлецкого. Для журналистов, собравшихся в пресс-центре, а до этого полтора суток оперативно отработавших на месте трагедии, в больницах, на встречах с очевидцами, врачами и пострадавшими, эта встреча была весьма полезна: в очередной раз можно было убедиться в таланте наших властей недоговаривать...
           Собственно, для тех, кто не знает, праздник перед Дворцом спорта посвящался не только радио "Мир", но и пиву "Оливария" и сигаретной марке "Magna". За десять крышечек от пачек сигарет наливали бокал пива всем желающим. Хотя в рекламной листовке акции было указано, что к участию в ней допускаются лица от 18 лет, никто, понятно, паспорта не требовал. В этом господин Ермошин прав. Как и в том, что торговля ликеро-водочными изделиями в рамках праздника не производилась. Другое дело, что на противоположной стороне проспекта Машерова находится несколько торговых точек, где крепкие алкогольные напитки можно приобрести также без предъявления паспорта. При этом, думаю, странно звучит заявление властей, что винить в трагедии алкоголь не стоит, так как "вскрытие всех трупов не показало наличия в их крови алкоголя". Пьяных трупов действительно не бывает. Но пьяные люди на празднике были. И тут уж никак нельзя согласиться с официальным заявлением, отрицающим этот факт. Бесплатное пиво из семи бочек "Оливарии" не выливали в Свислочь. А водка в близлежащих магазинах стоила, как обычно.
           Еще один спорный вопрос: достаточное ли количество милиции охраняло правопорядок на таком массовом мероприятии? Как сообщил начальник ГУВД Тарлецкий, в тот день службу несли 195 сотрудников милиции: 8 от ГУВД, 31 сотрудник районных отделов, 62 сотрудника ОМОН, 14 - ГАИ. Еще 80 военных находилось в резерве. Это количество милиции действительно можно считать достаточным для поддержания порядка в 2.5-тысячной толпе. Другое дело, что большая часть сотрудников милиции находилась непосредственно в районе сцены, а не у входа в метро. И когда толпа ринулась спасаться от дождя, все 195 милиционеров не опередили ее. Собственно, можно предположить, что на момент локализации трагедии на месте были только те два милиционера, что и оказались затоптаны толпой... Еще пять сотрудников милиции были ранены. Любопытно, что среди названных фамилий сотрудников ГУВД, пострадавших при исполнении обязанностей, фигурировала и фамилия парня, который действительно служит в милиции, но в тот день не исполнял служебные обязанности и пострадал как обычный гражданин.
           Был поднят на пресс-конференции вопрос о закрытых в какой-то момент то ли милицией, то ли сотрудниками метрополитена входных дверях метро, что частично повлияло на исход давки. Лично я в разговоре с десятью очевидцами (в том числе с одним сотрудником милиции) уточняла этот момент: все десять говорили, что двери были закрыты. Господин Тарлецкий опроверг этот факт, сославшись на нецелесообразность подобных действий, ведь "все произошло на лестнице". На станции метро "Немига" от лестницы до дверей не более 3 метров...
           Со странной для всенародной трагедии атмосферой засекреченности я столкнулась и при посещении 2-й городской клинической больницы. С утра 31 мая я безуспешно пыталась поговорить с кем-то из пострадавших, поступивших в эту больницу. Но на входе стоял патруль милиционеров, интересовавшихся, к кому и в какую палату идет посетитель. Узнать в справочной, где именно находятся пострадавшие, не составляет обычно труда. Меня же направили в администрацию больницы. Главврач больницы ответил: "Ничем помочь не могу" - и сослался на ожидаемый через 10 минут визит в больницу Титенкова и Лукашенко. Причина действительно уважительная. Но и вечером в больнице снова ожидался визит важной персоны, и снова нам было отказано в возможности поговорить с пострадавшими. В нашей стране еще можно было бы понять боязнь "пособничества" оппозиционной газете. Но не пустили не только меня: такой же отказ получила корреспондентка БТ и группка ребят, находившихся в фойе. Ребята недоумевали: из их класса в клинику попало две девчонки. Они - человек шесть - пришли навестить одноклассниц. Пропустили только одного человека...
           Этот трагический инцидент еще раз показал, что право на получение информации в нашей стране нарушается самым уродливым образом. Семнадцатилетние девчонки, чудом спасшиеся из подземной мясорубки, стали заложницами своих историй. Огласки чего, что знают они, так боятся официальные власти?
           Тяжело не только живым, но, оказывается, и мертвым. Полтора суток понадобилось нам, чтобы получить для публикации список фамилий погибших. Во всех властных штабах и пресс-центрах ГУВД и Мингорисполкома нам отказывали и посылали "наверх". Список погибших превратился в государственную тайну? На пресс-конференцию, посвященную трагедии, я шла с вопросом, разрешена ли публикация списков погибших. Ермошиным и Тарлецким мой вопрос был встречен с недоумением: "Из этого никто не делает тайны. Эти списки даже по телевизору крутят..." Но даже после личных заверений Ермошина и Тарлецкого в списках нам было отказано в ГУВД, и только к 17:00 штаб по оказанию помощи пострадавшим при Мингорисполкоме предоставил сведения о погибших. Хотя его сотрудники искренне неудоумевали: "Зачем вам это?" Как бы вы ответили на этот вопрос?..



Белорусская Деловая Газета
/№594 от 04.06.1999/

КОММЕНТАРИЙ: ТРАГЕДИЯ `НЕМИГА`

           В доме повешенного, как известно, не говорят о веревке. И потому в материалах предыдущего номера, посвященных трагедии на станции метро `Немига`, мы сознательно обходили тему `кто виноват?`.
           Когда в стране был объявлен траур, когда похороны многих погибших еще не состоялись, когда многие трупы еще не были опознаны, когда многие люди не могли думать ни о чем, кроме обрушившегося на них горя, мы посчитали не совсем этичным называть виновников трагедии. Но они есть. Их не может не быть, когда погибло более 50 человек. В связи с произошедшей трагедией попытался подать в отставку мэр Минска Владимир Ермошин. Президент его отставку не принял. Очень хочется ошибиться, хочется поверить, что есть во власти порядочные люди. Но... Но судя по реакции Ермошина, он рассчитывал на то, что его оставят на прежнем посту, он не настаивал, он внял доводам о нецелесообразности подобного шага...
           Впрочем, другие чиновники даже не пытались повторить `подвиг` мэра. Начальник столичного ГУВД Тарлецкий вещал, что виной всему женские каблуки и скользкие ступени. Министр внутренних дел Сиваков заявил, что милиция даже не могла ничего сделать. Наконец, президент разводил руками - кто же мог предвидеть...
           Смотреть на все это было просто стыдно. Потому что одни рыдали над мертвыми, а другие - мертвой хваткой вцепились в свои кресла. Более того, к вечеру понедельника настолько пришли в себя, что попытались извлечь дивиденды из случившегося: объединимся вокруг власти... у президента 53 шрама на сердце... государство даст деньги на похороны...
           А у матерей, наряжавших своих дочерей в свадебные наряды, чтобы положить их в подвенечных платьях в гроб, - один шрам. Один! Но после таких шрамов останавливается жизнь. После таких шрамов сходят с ума.
           А им говорят - никого не вините, виноват дождь.

В НАШЕМ ГОРОДЕ ДОЖДЬ...

           С дождя и начнем.
           Все началось с грозы. Проливной дождь, как свидетельствует официальная версия, спровоцировал панику. За погоду традиционно отвечают синоптики. Склонность этого ведомства к ошибкам общеизвестна и даже стала сюжетом анекдотов. Но в этот раз синоптики не ошиблись. Вот что рассказал нам дежурный синоптик белорусского Гидрометецентра: `О том, что в ближайшие 2-3 часа будет штормовой ветер и гроза, мы передавали всем с 16 часов. О грозе мы предупреждали и накануне - в пятницу и в субботу. Передавали сводку, как и положено, во все органы государственного управления`.
           В обязанности синоптиков не входит давать или не давать рекомендации о проведении тех или иных мероприятий. Однако мировая практика такова, что заинтересованные ведомства спрашивают мнение синоптиков. Власти Минска об этой практике знают. Более того, в Гидрометцентре нам пояснили: `Мингорисполком с нами связан и имеет право спросить рекомендацию. Если они запрашивают, мы - говорим`. Но на этот раз мнение синоптиков никто не спрашивал.
           Более того, невыясненным остается и режим охраны, который выбирали для данного мероприятия. Вернее, для двух мероприятий. В официальных комментариях почему-то не прозвучала информация, что в районе станции метро `Немига` в тот день проходило два мероприятия: дискотека по поводу 2-летия радиостанции `Мир` - возле Дома физкультурников, и ярмарка народных промыслов - в Троицком предместье. По чистой случайности второе мероприятие закончилось несколько раньше, чем началась гроза. На ярмарке ждали представителей минской мэрии, а они не приехали. Потому праздник проводили без особого энтузиазма и быстро завершили.

ОТ ЧЕГО ОХРАНЯЛАСЬ ОХРАНА

           Сегодня милиция говорит, что режим безопасности был обеспечен. Это не так. Еще в понедельник минские власти искали документы, которыми согласовывалось проведение праздников. И не находили на них виз многих служб. Говорят, дискотека по поводу годовщины `Мира` организовывалась по особому режиму. И говорят, не в последнюю очередь потому, что ее проведение было под личным патронажем бывшего шефа `Мира`, а ныне - заместителя главы администрации президента Ивана Пашкевича. Мы попытались выяснить роль Ивана Ивановича во всей этой истории, но в его приемной на наш телефонный звонок посоветовали не беспокоить заместителя главы Администрации по таким вопросам. Иван Иванович, надо понимать, после воскресного праздника был очень занят, судя по всему, занимался `правильными интонациями` в освещении случившейся трагедии...
           Обеспечивать безопасность граждан на празднике, коль уж этот праздник никто не догадался отменить, должна была милиция. В течение первых двух дней никто из официальных лиц не мог даже назвать точного числа сотрудников правоохранительных органов, дежуривших во время проведения концерта. Сначала говорили 150, потом - 195, кто-то вспомнил о солдатах внутренних войск, которые были на празднике... Но такого не может быть, чтобы почти две сотни милиционеров не сдержали натиск толпы. Или таких `стражей` надо увольнять к чертовой матери. И не тратить деньги налогоплательщиков на армию бездельников.
           Достоверно известно, что когда толпа хлынула в переход, подмогу вызывала охрана станции метро. На станции действительно дежурил усиленный наряд - не 8, а 10 человек. Оказывается, именно таким является наш `стандарт` для станций метро во время проведения массовых мероприятий. Но в других городах мира (даже в российских, где по мнению белорусских чиновников - безвластие и никто ничем не занимается) стандарт другой: там переходы просто закрывают. Закрывают - и все. Это аксиома: при большом скоплении людей доступ в узкие пространства перекрыт. Если много людей - должен быть так называемый `сквозняк`, т.е. выходы на все четыре стороны.
           Но у нас свои правила. Свои во всем. Милиция на празднике, к примеру, была сосредоточена не на особо опасных участках, а по по всему периметру проведения концерта. В результате на пути бегущей 2-тысячной толпы встало 5-6 омоновцев. Они не смогли остановить толпу. Они только притормозили ее. И это усилило свалку.
           Начальник милиции минского метро Иван Микулич признался, что намертво заблокировать переход сначала никому не приходило в голову, а когда пришло - было уже поздно. Но даже белорусский опыт перекрытия подземных переходов существует. Был случай, когда целую демонстрацию остановила натянутая поперек проспекта веревочка.
           В нашем случае есть однозначная информация о том, что переход был открыт. А вот была ли открыта сама станция, чтобы люди могли проходить к электропоездам, еще предстоит выяснить. Шеф минской милиции Борис Тарлецкий заявил, что метро было открыто. Иван Микулич говорит, что станция была закрыта. Очевидец происшедшего Валентина рассказала нам, что вход в метро закрыт, а был открыт только выход. Вот ее рассказ: `В переходе было много молодежи. Ребята стучали жетонами в стекло, чтобы им открыли двери. Я решила зайти через двери, на которых написано `Выход` - увидела, как какая-то бабуся перелезает через турникет и полезла вслед за ней. Когда вышла на перрон, обнаружила, что я там в совершенном одиночестве. Села в почти пустой поезд и уехала`. Если все было действительно так, то можно утверждать: милиция метрополитена обеспечила в переходе максимальную давку.

ПИЛИ ЗА ЗДРАВИЕ - ВЫШЛО ЗА УПОКОЙ

           Среди странных моментов, которыми окружена трагедия на Немиге, особое место занимают неоднократно приводившиеся цифры о степени алкогольного опьянения пострадавших. Президент Беларуси, в своем интервью утром 31 мая, заявил, что среди пострадавших пьяных не было. Министр внутренних дел Юрий Сиваков уверен в обратном: по его мнению, все перемещения толпы совершались в пьяном угаре.
           Эту путаницу можно было разъяснить только в больнице. Но выяснилось, что пробы крови после поступления были взяты далеко не у всех. Дежурный врач 2-й клинической больницы Алексей Овсянников рассказал нам: `Никто из врачей сегодня не может сказать, что кто-то из поступивших к нам 30 мая был пьян. Пьяным человек считается тогда, когда алкоголь обнаружен у человека в крови. В крови, а не в моче. Когда в ту ночь к нам поступило сразу 28 человек, никто не брал у них кровь на анализы. Мы спасали тех, кого еще можно было спасти`.
           Врачей можно понять. Но все же вопрос, продавался ли на празднике алкоголь, очень важен. За разъяснением мы обратились к зампреду Мингорисполкома Виктору Чикину. Но в его приемной нам ответили, что эта информация не подлежит разглашению. Конечно, это теперь наверняка тайна следствия. Нужно помнить еще, что на празднике были подростки 15-16 лет для которых в жару и бокала пива может быть много.
           ... Да, ни один из чиновников не толкал молодежь в переход, чтобы там - поскальзываясь, падая, растаптывая друг друга - юноши и девушки гибли. Но означает ли это, что чиновники не виновны?.. Да, были праздники с куда большим количеством народа и спиртного. Да, раньше при подобной организации обходилось без жертв. Но кто-то должен ответить за то, что допустил момент, когда без жертв не обошлось.

1. Организаторы праздника были предупреждены о грозе, но никто не догадался не только отменить гуляния, но даже не удосужился принять дополнительные меры безопасности.
2. На празднике было много пьяных, и подросткам, не достигшим совершеннолетия, пиво отпускалось бесплатно.
3. Метро не было закрыто, хотя такая практика общеизвестна. Метро закрывают не только во время народных гуляний, но даже при обычных футбольных матчах.
4. Когда начался дождь, сотрудники милиции не только не перегруппировались на опасные участки, но многие искали укрытия от непогоды в своих машинах. В Беларуси в последние несколько лет было слишком много трагедий, в которых никто не виноват.
5. Хватит.

Отдел информации `БДГ`



Газета "Навiны"
/№61 от 04.06.1999/

ГОЛОС УЛИЦЫ

           Должен ли кто-то нести ответственность за трагедию, которая произошла в подземном переходе метро "Немига"?
           - Ну, особо отвечать-то и некому. Вроде же говорят, что организаторы соблюли все условия, все меры предосторожности. Виновата психология толпы, паника, которая ею овладела.
           - Я думаю, что виновата, во-первых, наша система. Людей воспитывают, как толпу, и вот наглядный итог. Если бы люди наши умели хоть чуточку думать, ничего бы не произошло. Да еще и организаторы праздника облажались.
           - Никто не виноват, и правительство тоже не виновато. Просто стечение обстоятельств. Это все настолько нелепо, жутко, я до сих пор не могу все это как-то осознать. Очень все странно.
           - Создана комиссия, пусть разбираются. Главное, чтобы объективно разобрались. То, что произошло, ни в какие рамки не лезет. На ровном месте 52 человека задушили. Меня удивляют слова Лукашенко: "виноватых искать не надо". Так что, Бог, что ли, виноват?
           - Не виноваты ни организаторы, ни милиция. Просто дождь такой. А праздники быть должны, нельзя же из-за единичного случая праздники отменять.

Опрашивали Алексей ШИДЛОВСКИЙ, Владимир ШЛОПАК



Белорусская Деловая Газета
/№594 от 04.06.1999/

ПРАВОЗАЩИТНИКИ ОБВИНЯЮТ В ГИБЕЛИ ЛЮДЕЙ СТОЛИЧНУЮ МЕРИЮ

           Несмотря на то, что президент страны призвал никого не обвинять в трагедии на станции метро `Немига`, Белорусский Хельсинкский комитет возлагает вину за случившееся на местные власти.
           Как, по мнению известного правозащитника Гарри Погоняйло, `разрешенное мероприятие было явно непродуманным`. Более того, проводить акции, где молодежь может получить бесплатное пиво и сигареты, в `полуголодной стране`, по мнению г-на Погоняйло, `кощунственно`.
           Местные власти, как считает БХК, проявили некомпетентность. Гарри Погоняйло обратил внимание на неудачный, по его мнению, выбор площадки для мероприятия: с одной стороны - Свислочь, с другой - проезжая часть с весьма оживленным движением. Единственная `горловина` - метро. Нельзя было не предвидеть, что толпа устремится именно туда. Правозащитник считает, что и местные власти, и силы правопорядка, и психологи (а к их помощи при организации подобных массовых акций прибегать, по мнению Гарри Погоняйло, нужно обязательно) должны были учитывать существование такого явления, как инстинкт толпы, или групповой инстинкт. Станцию метро в этот день следовало вообще закрыть. Гарри Погоняйло настораживает заявление властей о том, что происшедшее - не более чем роковая случайность.
           По мнению председателя БХК Татьяны Протько, институт выдачи разрешений на проведение того или иного мероприятия существует именно для того, чтобы контролировать безопасность массовых акций для населения. Однако чиновники руководствуются иными мотивами. `Вместо обеспечения порядка на акциях Мингорисполком взял на себя разрешительную функцию, - говорится в заявлении БХК. - Об этом свидетельствуют наказания, вынесенные судом организаторам антифашистской акции 27 февраля 1999 года... Мингорисполком разрешил шествие по тротуарам, несмотря на то, что тротуары и крыши домов не были очищены от снега и льда и для прохода по тротуарам оставалось не более 1 метра. Предварительно работники Мингорисполкома и соответствующих служб были предупреждены организаторами о неудовлетворительном состоянии улиц по планируемому маршруту. Однако никаких действий по обеспечению движения граждан предпринято не было. Тротуары были перекрыты лентами безопасности в связи с угрозой падения снеговых масс с крыш домов. Тем не менее сотрудники милиции требовали от участников шествия двигаться под нависшими глыбами по оледеневшим узким тротуарам... Нежелание осознать свои ошибки приводит к повторению трагедии, подобной той, что произошла 30 мая 1999 года в Минске`.
           Но не только неудовлетворительная организация акции стала причиной трагедии. Как считает Светлана Мартовская, организовывать подобные мероприятия `властям выгодно`. На них молодежь может `отвязываться` и `меньше думать о политике`. Наблюдатель БХК, свидетель трагедии Павел КУРЗА подтвердил, что перед концертом молодые люди сидели на берегу Свислочи и `пили водку с минеральной водой`. Действительно, хотя представители власти сегодня дают очень противоречивые оценки по поводу степени опьянения толпы в тот страшный вечер, многие отмечают, как много подвыпивших детей на подобных акциях.
           БХК намерен просить принять в комиссию по расследованию причин трагедии представителей правозащитных организаций и вести расследование возбужденного уголовного дела гласно.

Мария ЯРОВЕНКО



Советская Белоруссия
5.06.1999 № 120--121

СЛЕДСТВИЕ РАЗРАБАТЫВАЕТ НЕСКОЛЬКО ВЕРСИЙ

           В связи с гибелью людей в подземном переходе метро "Немига" Прокуратурой страны возбуждено уголовное дело. О том, как идет следствие, корреспонденту "СБ" рассказывает старший помощник Генерального прокурора Беларуси Алексей ТАРАНОВ.
           -- Алексей Степанович, кто ведет это расследование?
           -- Следственная группа состоит из наиболее опытных следователей республиканской, городской и транспортной прокуратуры. Возглавляет ее старший следователь по особо важным делам Валерий Комаровский -- один из наиболее опытнейших следственных работников страны. В свое время Валерий Михайлович расследовал уголовные дела, связанные с крупнейшими авиационными и железнодорожными катастрофами, произошедшими на территории СССР. Значительный профессиональный опыт расследования подобных дел имеют и другие сотрудники следственной группы.
           -- Какие наиболее вероятные версии произошедшего прорабатываются следствием?
           -- Выясняется, в частности, причастность отдельных должностных лиц к выдаче разрешений на проведение данного праздника, выполнение служебных обязанностей должностными лицами при проведении этого мероприятия, обеспечение предусмотренных мер безопасности на случай стихийных бедствий, чрезвычайных ситуаций, анализируются действия работников милиции и т.д. Проверяется также соответствие технического устройства подземного перехода строительным нормам, правилам техники безопасности, ряд других версий.
           Основная наша задача -- объективно разобраться в произошедшей трагедии, чтобы исключить в дальнейшем причины и условия, которые могут привести к повторению подобной беды.
           -- Сколько примерно времени потребуется для завершения следствия?
           -- Прокуратура намерена сделать все необходимое, чтобы провести расследование объективно и в сжатые сроки. Учитывая масштабы общей беды, мы надеемся на своевременность проведения экспертиз, которые помогут нам получить ответы на важнейшие вопросы и объективно оценить ситуацию в целом.
           -- А как вы относитесь к намерениям некоторых политических партий и общественных организаций провести собственные расследования?
           -- Попытки ряда представителей оппозиции нажить себе сомнительный капитал на людской беде и в этих целях проводить собственное расследование противоречат законодательству и будут строго пресекаться. В нашей стране выполнение законов обязательно для всех, и Прокуратура предупреждает, что подобные попытки присвоить себе полномочия следствия влекут уголовную ответственность.
           Пока же, на первоначальной стадии расследования, преждевременно говорить о том, кто виноват в случившемся. В случае предъявления конкретных обвинений по делу такая информация будет доведена до сведения населения. Потерпевшие и их представители будут ознакомлены с материалами уголовного дела. Следственная группа просит граждан, снимавших 30 мая произошедшие события на видео- и фотопленку, оказать помощь и предоставить их в распоряжение следственной группы. Просим также очевидцев трагедии позвонить следственной группе по телефонам: 226-43-54, 223-73-05 либо обратиться в прокуратуру или органы внутренних дел по месту жительства. Генеральный прокурор Олег Божелко, все сотрудники органов прокуратуры выражают глубокое соболезнование родным и близким погибших.

Беседовала Лариса ЛАЗАРЬ



Белорусская газета /№187 от 07.06.1999/

СВОЙ ВЗГЛЯД: СМЕРТЬ ОТ БЕСКУЛЬТУРЬЯ

           Чудовищная в своей нелепости гибель 52 человек воскресным вечером в переходе минского метро без преувеличения потрясла всю страну.
           В Минске в первые дни после трагедии ощущалась подавленность. Люди на улице, в общественном транспорте, старались не смотреть друг другу в глаза. В воздухе витал невысказанный вопрос: "Как ТАКОЕ могло случиться?" А БТ изливало на зрителей привычный поток полулжи-полуправды.
           Уже наутро после трагедии, когда еще не было известно точное число погибших, А.Лукашенко, появившись в злополучном переходе, сделал заявление: "Не ищите виноватых". Как водится, в этом ключе все и пошло - "трагическая случайность", "нелепое стечение обстоятельств" и т.п. "Никто не виноват" - самое легкое решение в данной ситуации. И потребовалось опросить множество людей - свидетелей и участников трагедии, чтобы все-таки назвать вещи своими именами. Виновато бескультурье нынешней молодежи, причем бескультурье довольно специфическое, порожденное многочисленными комплексами, крепко сидящими в наших молодых людях.
           Подтверждение - то, как было одето большинство погибших: мини- юбки, блузки, туфли на высоких каблуках. Именно высокие каблуки, по мнению милиции, часто были непосредственной причиной гибели молодых девушек - они спотыкались на водоотводной решетке, поскальзывались и т.д. Но ведь шли-то не из театра и не со званого вечера. Шли с концерта поп-группы. Может, я чего-то не понимаю, но видел своими глазами, что на рок-концерты за рубежом молодежь ходит в джинсах и кроссовках и от недостатка сексапильности не страдает. У нас, похоже, собравшимся на концерт девушкам было важнее продемонстрировать себя, а сам концерт был лишь поводом. Когда начался ливень, музыка и вовсе отошла на второй план - ведь тушь потечет, купленные на "Динамо" шмотки расползутся... Вряд ли трагедия случилась бы или случилась в таких масштабах, если бы молодежь была одета более естественно - в кроссовках каблук не подвернется, да и промокнуть в джинсах не так уж страшно.
           Бескультурье в государственном масштабе проявило Белорусское телевидение. Это оно поведало всем про "свята пiва", которого и в помине не было, а также, что трагедия произошла от того, что, мол, пьяная толпа кинулась в метро. Потом заговорили, что в крови абсолютного большинства погибших алкоголя обнаружено не было.
           Алкоголь совсем не причем? Нет, очень даже причем. Только об этом не говорят, списывая все на мифическое пиво. Слово свидетелю произошедшего: "Пиво кончилось быстро, так как его было очень мало. Народ же все прибывал. Поэтому вскоре многие начали скидываться и бегать в ближайший магазин. В руках у парней замелькали водочные бутылки и пластмассовые стаканчики. Пили парни. И именно они потом бросились вслед за своими девушками в переход". Согласитесь, трудно себе представить, чтобы в цивилизованной стране пьяные парни затаптывали в переходе девушек, а затем ставили свечки и писали на стенах: "Любимые, почему мы не ушли вместе с вами".
           Отдельное слово - о милиции. Говорит очевидец: "С чьей-то помощью удалось поднять Таню (его жену) наверх, сделать искусственное дыхание. Две "скорые" только отъехали, рядом же стоял милицейский автобус. Занесли туда Татьяну и еще человек десять - полуживых и мертвых. Но тут опять подъехали машины "03", и милиционеры наотрез отказались ехать в больницу. Пришлось переносить пострадавших в "скорые", а ведь важна была каждая секунда.
           Татьяну положили кому-то на руки. Живые и мертвые лежали вперемешку. Когда мы отъезжали, на траве оставались лежать сотни людей". Интересно, что бы отсохло у милицейского водителя, если бы он отвез умирающих людей в больницу? Тем более что до ближайшей - 200 метров. А "скорые" тем временем забрали бы кого- нибудь еще. Может, у него было какое-то более важное задание, чем спасение людей?
           Но ищущим справедливости я бы посоветовал начать с сотрудников метрополитена. Это они проявили чудеса кретинизма, в самый критический момент заперев двери станции. Сотни людей мгновенно оказались заперты в ловушке - напиравшие сверху не знали, что станция уже закрыта. А начальник милиции минского метро Иван Микулич считает такие действия правильными: "Команда закрыть двери поступила от самих работников метро, как и должно быть. И, думаю, правильно сделали, что закрыли, так как люди стали прыгать через турникеты, а значит, еще немного - и перрон переполнился бы, кто-то мог упасть под поезд". Г-н Микулич! Посетите эту станцию метро! Думаю, вас ждет открытие: совокупная площадь "предбанника" перед турникетами, широченных лестниц, второго "предбанника" (там, где выход, второй блок дверей) во много раз больше, чем тот пятачок в переходе, на котором гибли люди. Видно, сотрудников станции до глубины души возмутил тот факт, что отчаявшиеся люди начали прыгать через турникеты - такого безобразия они просто не вытерпели. Что же касается перрона, то ведь поезда продолжали ходить, то есть перрон регулярно разгружался. Но команда закрыть двери прозвучала... По моему личному мнению, сотрудникам станции "Немига", дежурившим в тот воскресный вечер, до конца жизни придется смывать со своих рук кровь невинных людей.

Иван ПЕТРОВ


ВЕРСИИ: КТО ВИНОВАТ В ТРАГЕДИИ НА НЕМИГЕ?

Петр ЖУШМА, заместитель председателя комиссии по международным делам и связям с СНГ ПП НС:
- Однозначно ответить на вопрос о виновных в этой жуткой трагедии я не могу. Должно пройти какое-то время, чтобы была возможность оценить действия той или иной стороны. Создана специальная комиссия, нужно ознакомиться с ее выводами. Конечно, вопросы возникают. Непонятно, почему возле перехода оказалось только пять сотрудников милиции.
           Белорусские власти стремились сделать все от них зависящее.
           Конечно, детей не вернешь. Не вернешь этих девчушек... Но хоть как-то облегчить боль, оказать помощь, нужную в это непростое время, - это важно. Мы посетили семьи погибших, многие из них живут очень скромно.
           Я лично не слышал высказывания президента Лукашенко о том, что в трагедии виновата демократия - дескать, ходили куда хотели и доходились. Но если оно было сделано, то это можно рассматривать как плохую организацию данного мероприятия. Значит, не пять сотрудников милиции там должно было стоять. Да, эти ребята сделали все, что от них зависело. Но тот, кто отвечал за их расстановку... Виновато равнодушие - ведь работники метрополитена не один раз говорили о том, что надо сразу же закрывать метро при проведении массовых акций, что они не справляются с огромным людским потоком. Очевидцы тех событий рассказывали, что что-то необъяснимое тянуло их в этот переход - они, разгоряченные и веселые после концерта, чуть ли не с песнями мчались и погибали... Не знаю, кто в этом виноват. Доводилось слышать мнение, что нельзя устраивать такие мероприятия возле трех храмов да еще и в праздник Троицы...

Гарри ПОГОНЯЙЛО, адвокат:
           - Произошедшей 30 мая трагедии в немалой мере способствовала некомпетентность властей. Разрешенное мероприятие было явно непродуманным. При таком массовом стечении людей подземное метро как сооружение является местом специфическим, с особым режимом работы и с особыми мерами безопасности. Практика показывает, что такие сооружения при массовом скоплении людей перекрываются полностью, а движение транспорта по линии метро должно быть сквозным и на этой станции поезда не должны останавливаться. Эти условия властями выполнены не были, и связь с подобными нарушениями и той трагедией очевидна.
           Я полагаю, кощунственно вообще проводить подобные мероприятия, которые имели место 30 мая, в полуголодной и нищей стране, ради рекламы, ради привлечения большого количества людей бесплатно раздавать пиво и импортные сигареты. Это, естественно, привело значительное число молодых людей на эту площадку.
           Кроме того, очень неудачно выбрана площадка для проведения концерта. Она находится в непосредственной близости от метро. С одной стороны площадка ограничена естественным рубежом - рекой Свислочь, с противоположной стороны она отсечена проезжей частью проспекта Машерова с очень плотным движением транспорта, в тылу находится Дворец спорта. И как горловина - проход к подземному переходу станции метро. Опьяненная пивом огромная масса людей под ритмы рок-музыки, в угаре веселья вдруг испугалась грозы и инстинктивно ринулась в эту горловину. Такую ситуацию и властям, и силам правопорядка, и психологам, которые, конечно же, должны обязательно властям помогать в проведении подобных мероприятий, необходимо было предусмотреть.
           Я думаю, это говорит о том, что организаторы и власти города виноваты в произошедшей трагедии. Настораживают заявления представителей власти, что это, мол, трагическая случайность. В созданную правительственную комиссию необходимо включить представителей правозащитных организаций, чтобы ее деятельность была открытой, гласной, прозрачной. Чтобы освещался ход расследования уголовного дела, возбужденного по факту этой трагедии, и не были скрыты ее истинные причины и истинные виновники.

Борис БИККИНИН, заместитель председателя комиссии по национальной безопасности ПП НС:
           - Прокуратура возбудила уголовное дело. Создана комиссия. Со временем во всем разберутся. На мой взгляд, трагедия произошла по стечению ряда обстоятельств. Кощунственно кого-то теперь винить.
           На похоронах одна из подруг погибшей девочки вспоминала, что они сами неслись в этот переход. Я хорошо помню аналогичный случай, произошедший в Тбилиси - около 70 человек погибло в давке.
           Произошла ужасная, жуткая трагедия. Всем очень больно. Я только вас прошу - не уподобляйтесь Шарецкому. Он со своими заявлениями лишний раз топчет тех, кого растоптали. Да как так можно? На боли, на горе, на слезах, на смерти этих детишек спекулировать, взывать к мировой общественности, комиссию собственную по расследованию создавать...
           Что касается действий сотрудников правоохранительных органов, то при проведении массовых мероприятий составляется план обеспечения безопасности, утверждаемый начальником УВД Тарлецким. В нем предусматриваются действия милиции в случае возникновения беспорядков, применения отравляющих веществ и т.д. Создается резерв, находящийся вблизи места проведения мероприятия. Я не знаком с подробностями этого плана. Но все-таки отмечу, что часть толпы была отсечена кордоном, ее "разрезали" и не дали двигаться дальше. Возле перехода осталось несколько сотен человек и пять милиционеров. Надо детально все изучить, этим и занимается оперативно-следственная группа, возбуждено уголовное дело. К 10 июня президенту все доложат. Но, на мой взгляд, если бы не поставленный на пути толпы кордон, жертв могло быть больше.

Леонид ГЛУХОВСКИЙ, начальник следственного комитета РБ:
           - Однозначно ответить сложно. Нужно осмотреть место трагедии.
           Изучить план действий сотрудников милиции, проанализировать, насколько соответствовали их действия плану. Как правило, на таких мероприятиях работает достаточное количество милиции.
           Насколько я знаю, окончание концерта было запланировано на определенное время, и к этому времени ожидалось прибытие резервных сил, которые обеспечивали бы безопасный проход граждан.
           У природной стихии нет временных рамок. Внезапный ливень, сильный град, молнии - и в толпе распространился слух, что кого-то убило молнией. Возникла паника. Молодежь, подвижная, динамичная, побежала в переход. Прогнозировать особенности массового поведения невозможно... И данную ситуацию было невозможно предвидеть. Они могли побежать куда угодно. Кто за это ответственен? Кого можно в этом винить? Да, были ответственные - организаторы концерта, милиция. В указании конкретных виновных персон я затрудняюсь.
           Произошла трагедия. Страшная трагедия, унесшая более пяти десятков жизни. По завершении работы комиссии будет проведен точный анализ ситуации. Но мне кажется, что осознать причины произошедшего невозможно. Гром среди ясного неба. Никто не думал о том, что так случится. Кто-то был на каблуках, кто-то упал, и столько людей погибло... Я бы не стал никого винить. В этой ситуации только белорусская оппозиция отличилась, включая некоторых журналистов. Не понимаю, как можно было печатать снимок погибшей девушки, практически обнаженной, тиражировать его на всю страну. На месте родителей этой девушки я никогда не простил бы этого фоторепортера. Я не нахожу слов - эту девушку хоронили в белом платье, и вот, смотри, страна, вот она в морге, обнаженная.
           Мне жутко это видеть. Люди объединяются вокруг горя, а мы демонстрируем на весь мир полное отсутствие этики и человечности.

Мечеслав ГРИБ, председатель Верховного Совета 12-го созыва:
           - Меня удивляют заявления властей, что произошедшее ни от кого не зависело, что во всем виновата стихия. Я 36 лет проработал в органах внутренних дел. Из них 15 лет занимался охраной общественного порядка - в Витебске, в Минске 4 года возглавлял управление охраны общественного порядка министерства. Приходилось решать вопросы охраны порядка и при проведении массовых мероприятий. К примеру, в Витебске в 1978 году проводился международный чемпионат по вертолетному спорту. Туда, в район деревни Куковячино, съехалось более ста тысяч человек. Было лето, страшнейшая жара. Людям становилось плохо от солнца, их надо было вывезти - сначала детей, женщин, стариков, а потом - всех остальных. Все можно сделать, если работать по-настоящему.
           Не знаю, что делалось в организационном плане при проведении мероприятий 30 мая. Но знаю, что должно было делаться. Во-первых, если проводятся мероприятия с участием нескольких тысяч человек в центре города, то в горисполкоме должен создаваться штаб и назначаться его начальник, который бы руководил всем - от порядка до торговли. Кроме того, должен быть разработанный и нанесенный на бумагу план: что и кто из работников милиции должен делать, где стоять и т.д. По этому плану должны были проводиться инструктажи, может даже с выездом на место. При создании плана, при выезде на место надо было предусмотреть все, что может произойти во время грозы, дождя, града. Было это сделано или нет - не знаю. Но думаю, что было просто распоряжение выделить столько-то людей - и точка.
           Далеко не все зависит от количества сотрудников милиции. Для охраны порядка не надо было ни 100, ни 150 человек, ни 300.
           Просто там должна была быть организация. Что я имею в виду? Вход в метро и даже в подземный переход должен был быть перекрыт - заграждением, нарядом и т.д. Даже не самому образованному офицеру милиции ясно: если толпа пойдет по лестнице вниз, первым удержаться невозможно, когда задние станут напирать. Это ловушка.
           Я ни в коем случае не хочу обвинять рядовых сотрудников милиции: они люди подначальные - выполняли приказ. Но организаторы этого мероприятия проявили огромную небрежность.
           Милиция заключала контракт с организаторами мероприятия. Я так понимаю, что им платили за охрану общественного порядка. Это означает, что им тем более надо было делать свое дело более профессионально.
           И последнее. Разве можно проводить подобные мероприятия с таким количеством водки, пива - бесплатного и платного?! Но это наблюдается на протяжении последних лет: иди, бери, пей сколько хочешь. А это ведь молодежь, да еще лето, жара...
           Сегодня, мне кажется, кто бы и что бы ни говорил, это дело требует очень серьезного исследования и изучения".



Газета "ИМЯ", 10.06.1999

ВИНОВНЫЕ В ГИБЕЛИ ЛЮДЕЙ ЕСТЬ

Сергей Шапран

           Итоги расследования обстоятельств массовой гибели людей в районе станции метро "Немига", по-видимому, будут известны еще нескоро. Однако уже сейчас можно предположить, что виноватых, вполне вероятно, не найдут.
           Такие выводы можно сделать, исходя из последнего выпуска "Рэзанаса", поскольку, как известно, Александр Зимовский является рупором официальной позиции властей. Более того: часто он стремится сформировать общественное мнение и потому начинает предвосхищать события. И если в первые дни после трагедии скорбело даже БТ, то в минувшее воскресенье Зимовский, вспомнив о своем "предназначении", вновь выдал завзятого циника.
           По словам этого, с позволения сказать, аналитика: "Одинаковая и очевидная для всех опасность порождает одинаковый для всех страх -- страх грозы, молнии, короткого замыкания электропроводов -- сейчас это уже неважно... Мгновенно начинается борьба фактически за собственную жизнь. Чем яростнее борется человек за собственную жизнь, тем яснее становится, что он борется против остальных, мешающих ему со всех сторон. Они, в свою очередь, борются против него... Людей затаптывали бессмысленно. Потом будут говорить, что была давка и никто ничего не понимал... Напор людской массы иррационален. Спросите сейчас любого, кто был там и выжил, и никто не сможет внятно объяснить, почему он поддался этому психозу... Люди, которые топтали упавших в переходе, и которые сейчас совершенно искренне скорбят по погибшим друзьям и подругам, -- это, вероятно, одни и те же люди".
           В эпилоге Зимовский, взгромоздив на свои хлипкие плечи груз истины последней инстанции, распинаясь о mass-media, добавит: "Несколько недоумков все же не удержались от того, чтобы поставить свою подпись после слов "наш корреспондент в этот трагический день оказался в гуще событий". Я поясню вам еще раз: в гуще событий были жертвы и те, кто их топтал. Поэтому впечатления такого рода годятся разве что для явки с повинной или для церковного покаяния". Логично будет предположить, что этот седой мальчик предлагает всем тем, кто в тот вечер был в подземном переходе, явиться с повинной.
           Эти опусы не стоили бы внимания, если бы Зимовский не озвучивал завтрашнее официальное отношение властей к происшедшему. Это означает лишь одно: виновных в том, что произошло в подземном переходе, не будет. Потому что это "та цена, которую платит человечество за свое призрачное верховенство над природой... И сегодня человечеству необходимо понять, что...мы целиком зависим от матери-природы" (слова из другого репортажа "Рэзананса", но по сути все о том же). То есть виновата она -- мать-природа да психология толпы.
           Между тем, по мнению координатора общественной комиссии по расследованию этой трагедии, созданной Верховным Советом, Лявона Борщевского в гибели людей виноваты службы общественного порядка: "Есть инструкции, предписывающие при проведении массовых мероприятий с участием более тысячи человек перекрывать ближайшую станцию метро. Если же речь идет о более чем трех тысячах, то должны быть перекрыты уже две ближайшие станции".
           Общественная комиссия была создана как раз после того, как президент заявил, что не надо искать виновных. А.Лукашенко впервые за пять лет своего президентства не стал никого ни в чем обвинять, что абсолютно противоречит его характеру и наклонностям. Можно предположить, что властям есть что скрывать. По мнению экс-спикера Верховного Совета Станислава Шушкевича, "если бы организатором празднования выступил БНФ или любая другая политическая партия, то виноватыми были бы признаны именно организаторы. Проблема еще в том, что в государственную комиссию включены те лица, которые должны проходить по этому делу в качестве подозреваемых или хотя бы в качестве ответственных работников, чьи действия надо расследовать. Так как именно они разрешали это мероприятие и обеспечивали его безопасность. Вина за гибель людей лежит именно на них".
           Генерал-майор милиции Мечеслав Гриб, экс-председатель Верховного Совета XII созыва также склонен считать, что виновные есть:
           - Специалисты из охраны общественного порядка должны были изучить местность проведения мероприятия. Должны были разрабатываться различные версии: что может случиться, если изменится погода -- куда побегут люди и т.д. Если бы такое изучение проводилось, это стало бы основанием для закрытия станции метро и перехода через проспект Машерова. Иначе получалась западня, которая только и ждала свою жертву. Это было очевидно для любого мало-мальски подготовленного офицера милиции. Но мне неизвестно, была ли предпринята рекогносцировка сил на местности, был ли план и что он предусматривал. Я просто говорю, как это должно было быть.
           И я не хотел бы бросать камень в адрес милиции, потому что, во-первых, там погибли и милиционеры тоже, а во-вторых, ребята выполняли приказ старших по званию. Виноват тот, кто организовывал их службу. Это однозначно. К тому же нельзя было не заметить, что все праздники, проводимые в городе, сопровождаются употреблением большого количества спиртного. На мой взгляд, эти две основные причины привели к трагическому финалу.

 

НЕТ ОТВЕТА

Серж Сапегин

           События в переходе станции метро "Немига" продолжают оставаться в центре внимания: уж очень неожиданной и громкой случилась трагедия. Возвращаться к этой теме нам не хотелось: мертвых не возвратишь, а причастные к трагедии вольны поступать по совести. Вместе с тем некоторые вполне официальные выступления и заявления заставляют дать им собственную, но не менее официальную оценку.
           Уже в первый день после случившегося президент страны, на мой взгляд, совершенно не к месту высказался насчет того, что найдутся и те, кто начнет примешивать к происшедшему политику. Никто, признаться, за язык его не тянул. Но поскольку вокруг нашего президента враги всегда и повсюду, он и сказанул в своем привычном стиле. Оказалось, как в воду глядел. К сожалению...
           3 июня газета "Народная воля" публикует заявление "Адказнасць за кроу 30 мая нясе рэжым Лукашэнкi", подписанную многими уважаемыми мною людьми. Смысл заявления выражен в заголовке. По-моему, этот текст стал ярким примером того, как желаемое попытались выдать за действительное. Оппозиция по умолчанию обязана в любом случае "кусать" правящие круги. Но в данном случае "божий дар" (это я образно, не о президенте, понятно) смешали с яичницей. Режим здесь, право, не при чем. "При чем" здесь власть. А власть и режим - вещи несколько разные.
           Подобные трагедии в истории случаются повсюду и вне всякой зависимости от режимов. Стихия никогда не позволит себе зависеть от той или иной особы и методов ее правления. И если задаться целью найти виноватых, то их можно искать именно во властных структурах, среди тех, кто непосредственно отвечает за проведение в том числе и массовых мероприятий.
           Подтверждением сему - неуклюжая попытка мэра Минска Владимира Ермошина уйти в отставку. Да, почувствовал, видно, человек, что в случившемся есть часть и его вины. Да вот ведь как получилось: сам он вину признал, а президент - нет. В этом случае уместно было бы говорить о вине режима. Но если действительно, согласно непроверенной информации, организаторы праздника не заручились согласием всех обязательных в таком случае структур горисполкома, говорить можно о причастности к трагедии лишь власти. В том числе - милиции.
           Вот генерал Тарлецкий свою вину не признал. Он - офицер, с собственным понятием чести. Раньше в таких случаях стрелялись. Сегодня говорят: "Если бы мероприятие закончилось так, как было спланировано, я уверен, что никаких жертв и пострадавших не было бы" ("Народная воля", 3 июня). Генерал заранее спланировал, что жертв быть не должно. А был ли вообще хоть какой-то план, если благополучный исход мероприятия зависит лишь от того, как вовремя оно закончится? Ну, не получилось... В другой раз исправимся. Но генерал Тарлецкий - в любом случае не генерал Пиночет. То есть он пока власть, но никогда - не режим. Не тот масштаб, хотя его парни кровь пускать обучены. Останавливать кровь, правда, не очень. Не запланировано.
           И не режим санкционировал проведение массового праздника по спаиванию молодежи, а городская власть. Но тот факт, что работники охраны правопорядка молча наблюдали за явно нетрезвым разгулом молодежи, все-таки позволяет усмотреть в происходившем государственную политику. Только в этом случае можно поднимать вопрос об ответственности за случившееся первого лица страны.
           А недавно по государственному радио Нина Чайка говорила с отцом Павлом. Батюшкой, то есть. Что нес батюшка - словами не передать. Вместо того, чтобы выразить скорбь по погибшим, почтить их память, отче возмущался, что на них не было крестиков, что пошли они пить пиво да слушать рок-музыку, а не в храм. Что молодежь предпочитает обходиться без слова Божьего, на храмы не жертвует, а все на жвачку отдает, а ему, сыну Божьему, справлять естественную службу приходится в маленькой церквушке. Вот если бы Бога, мол, слушали, жертвовали поболе, тогда бы ему и церковь новую построили. Батюшка Павел, как у вас язык-то не отсох после такой речи?! Было полное впечатление, что устами слуги Господа говорит секретарь райкома партии по идеологии. Тоже ведь пример из тех, когда выгоду ищут применительно только к собственному приходу.
           Чтобы замолить грехи, первое лицо страны приняло решение установить на месте трагедии памятный знак. Дело, безусловно, благое. Однако мы в редакции тут же вспомнили публикацию в "И", в которой рассказывалось о трагедии 3 января 1946 года, когда в здании на площади Свободы во время новогоднего карнавала погибло несколько десятков молодых людей. 16 марта сего года на имя Владимира Ермошина ушло наше письмо с предложением увековечить память безвинно погибших. Через несколько дней нам позвонили из Управления культуры горисполкома и попросили принести номер газеты со статьей. Принесли на следующий день. С тех пор - молчок. Почти три месяца прошло. Вопрос изучается, следует думать. Хотя вся разница лишь в том, что трагедия на Немиге произошла буквально вчера, а трагедия на площади Свободы - когда-то. Но и сейчас, и тогда вина власти - одна и та же. Сегодня же горисполком демонстрирует, как на деле исполняется указ президента по работе с письмами. Кажется, на ответ отведен месяц?
           И что? Да нет ответа от этой власти...



Газета “Навіны”

           Сложилась странная ситуация – погибло более пятидесяти молодых цветущих людей, и никто в этом невиновен. В своем выступлении президент сообщил, что претензии предъявить не к кому, мол, все случилось, потому что случилось, если кто-то и виноват, то дождь. Пока, на первый взгляд, в простой ситуации, которая сложилась вокруг нелепой ситуации, больше вопросов, чем ответов.
           Почему власти так усиленно настаивают на том, что этой был “Праздник пива”? Не потому ли, что Иван Пашкевич, являющийся заместителем главы администрации президента, ранее возглавлял телерадиокомпанию “Мир”. А веди именно радиостанция “Мир” праздновала на площади Восьмого марта двухлетие своего существования.
           Почему президент и министр внутренних дел противоречат друг другу? Лукашенко утверждает, что все погибшие были трезвы, а Сиваков говорит об изрядной доле выпитого во время праздника.
           Создается впечатление, что власти пытаются избавить от ответственности председателя Мингорисполкома Ермошина и начальника городской милиции Тарлецкого, которые не смогли обеспечить безопасность во время проведения массового мероприятия. Возникает вопрос и относительно ссылок на погоду, мол, виноват ливень. Подобные шоу проводятся давно, так почему же городские власти до сих пор не поставили вопрос перед организаторами таких праздников о наличии тентов на случай дождя?
           Вспоминается также антифашистская демонстрация, которая проходил весной этого года. Тогда городские власти пытались загнать демонстрантов на тротуар, под обваливающиеся сосульки огромных размеров. Тот случай обошелся без жертв, а организаторам акции присудили штрафы за нарушение маршрута.
           Возмущают и действия белорусского телевидения. Вместо того, чтобы прервать передачи для экстренных выпусков новостей, по БТ прошел фильм с символическим названием “Мертвец”, а потом вовсю развлекали телезрителей “Хоршками”. Аналогичным образом безучастно повели себя и организаторы шоу. Когда трагедия уже произошла, они продолжали в течение часа вручать призы остававшимся возле сцены людям.



Белорусская Деловая Газета
/№599 от 16.06.1999/

ТРАГЕДИЯ `НЕМИГА`: СЛЕДОВАТЕЛИ ГОВОРЯТ О СТЕЧЕНИИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

           До 10 июня должны были быть обнародованы результаты расследования причин трагедии на станции метро `Немига`. Этого не произошло. Но президент пообещал, что как только закончится расследование, так он сразу встретится с журналистами.
           Итак, пока ни один из чиновников не лишился своей должности. Но все-таки президент пообещал, что окончательные выводы будут сделаны после окончания следствия по делу. Следствие ведет республиканская прокуратура. Мы связались с руководителем оперативно-следственной группы по расследованию трагедии на Немиге Валерием КОМАРОВСКИМ
           - Как идет расследование дела? Можно ли говорить о каких-то подозреваемых?
           - Зачем сразу искать подозреваемых и виноватых? Не совсем правильно это. Надо сначала разобраться, посмотреть, что произошло.
           - Вы работаете вместе с государственной комиссией?
           - Нет. Но генеральный прокурор входит в комиссию, и я ему докладываю о результатах постоянно.
           - То есть получается, что госкомиссия базируется на некоторых ваших выводах, но в принципе работает автономно?
           - Наверное, так. Во всяком случае, генпрокурор на комиссии докладывает то, что нами установлено. Это объективная информация.
           - Как вы предполагаете, когда ваша следственная группа завершит это дело?
           - Мы по срокам связаны с экспертизами потерпевших, поскольку нам не могут дать заключение о травмированных, которые еще проходят лечение в больнице. Когда они закончат лечение, тогда нам дадут заключение. Вот это удерживает. А так осталось в принципе некоторые вопросы подшлифовать и все.
           - О выводах вы не хотите говорить по той причине, что следствие еще официально не завершено?
           - Да, это во-первых. А во-вторых, так мало времени еще прошло. А столько надо людей допросить. Ведь выводы можно делать после того, как оценишь полную наработку полученного материала. Надо поработать, допросить массу людей, объективно посмотреть, что там происходило и как.
           - Было объявлено, что у вас лично богатый опыт расследования подобных дел...
           - Я бы сказал, что подобных дел мало. Каждое дело своеобразное, они никогда не похожи друг на друга. Что касается больших катастроф, связанных с гибелью людей, - да, я расследовал авиационные катастрофы и тому подобные дела. Разница между этими делами в том, что когда, например, из-за нарушения правил безопасности полетов происходят катастрофы - зачастую сразу видна причина и видишь ответственного. В делах, подобных нынешнему, как правило, аккумулируется в одной точке в одно время стечение ряда обстоятельств. Это и недоработки мелкие, это и другие обстоятельства - хотя бы вот и метеоусловия. Причем каждое из условий в отдельности, в том числе даже и недоработки, не привели бы к столь трагичным последствиям. Но вместе... Вот в этом сложность заключается - в том, чтобы оценить.
           - В данном случае, в случае трагедии на Немиге, существовали ли определенные стандарты безопасности?
           - Если бы существовал нормативный документ какой-то, то я бы вам сказал - `да`. Но, к сожалению, такого нормативного документа не существует. Это тоже обстоятельство, которое аккумулировалось в одной точке вместе с другими.

Отдел информации `БДГ`



Имя
/№208 от 08.07.1999/

ВЛАСТЬ: КТО ОТВЕТИТ?

           До сих пор не подготовлен доклад комиссии, занимавшейся расследованием обстоятельств трагедии на Немиге. Не названы и имена виновных в происшедшем. И можем быть уверены, что они не будут названы до тех пор, пока у власти находится режим Лукашенко.
           Безусловно, сорок дней со дня трагедии - не лучшее время предъявлять кому-либо счеты. Однако наученные горьким опытом не доверять этому государству, мы решили узнать, куда же пошли деньги, которые выделялись для оказания помощи пострадавшим. Сначала мы нашли сводку информационного агентства БелаПАН от 4 июня, в которой, в частности, сообщалось: "На специальные счета Министерства по чрезвычайным ситуациям Беларуси и Минского горисполкома для оказания помощи пострадавшим и семьям погибших 30 мая в подземном переходе станции минского метро "Немига" перечислено 41,1 млрд. рублей (в том числе на счет МЧС - 14,1 млрд., на счет Мингорисполкома - 27 млрд.). Эта сумма эквивалентна 93 тысячам долларов США в пересчете по рыночному наличному курсу. Как сообщили БелаПАН в пресс-службах МЧС и Мингорисполкома, на призыв оказать помощь пострадавшим откликнулись десятки предприятий и организаций из всех регионов страны. Суммы пожертвований достигают 3 млрд. рублей".
           Каким образом были израсходованы эти деньги? Вероятно, 5,2 млрд. пошли семьям пострадавшим (по 100 млн. каждой семье). Количество людей, получивших травмы, называлось различное. Максимальная цифра - 410 человек. Если это действительно так, значит, было могло быть выделено еще 14,35 млрд. (по 35 млн. каждому травмированному). Но каким образом были израсходованы остальные миллиарды? Этот вопрос мы задавали два дня подряд многим чиновникам из Мингорисполкома. Никто так и не смог дать нам вразумительного ответа (наиболее распространенная формулировка звучала следующим образом: "Были израсходованы по назначению!") - или же просто не захотел. Поэтому будем считать эту публикацию официальным запросом: каким образом все-таки были израсходованы деньги, предназначавшиеся жертвам трагедии на "Немиге"? И не стоит упрекать нас в предвзятости: мы честно пытались выяснить, каким именно образом были потрачены сорок с лишним миллиардов. Нас оставили без ответа. Г-н Ермошин, разберитесь, пожалуйста!
           Если и после этого мы не получим официального комментария, будем считать, что средства были израсходованы именно по тому назначению, которое мы пока еще ставим под сомнение. И в этом случае советуем "десяткам предприятий и организаций" всерьез задуматься над тем, стоит ли делать добровольные пожертвования жертвам каких бы то ни было трагедий через государственных посредников. Не надежнее ли передать их непосредственно самим пострадавшим?

Сергей ШАПРАН



Белорусская Деловая Газета
/№646 от 30.09.1999/

ПОЧЕМУ ПОГИБЛИ ДЕТИ?

Родители погибших на Немиге ждут ответа на этот вопрос.

           Сегодня Прокуратура Беларуси должна была назвать виновных в трагедии, произошедшей 30 мая в подземном переходе на станции метро `Немига`. Однако виновных по-прежнему нет. Как нам сообщили в пресс-службе прокуратуры, следствие в очередной раз продлено.
           Судя по всему, родным и близким 53 погибших не удастся дождаться официального подтверждения виновности городских властей в трагедии на `Немиге`. Слишком велика ответственность - не станут ее возлагать на президентскую `вертикаль`. В суде ответа на свои вопросы родители погибших детей тоже не нашли. Да и совесть минского мэра Владимира Ермошина чиста: он просил об отставке, но президент не позволил ему уйти. Моральный суд теперь тоже не имеет смысла: президент принял специальный декрет о проведении массовых мероприятий и, видимо, залечил `рубцы` на сердце, пожелав себе и родителям `смириться`, поскольку произошел `страшный несчастный случай`. С тех пор глава государства к трагедии на Немиге не возвращается, хотя еще 5 августа заявлял, что комиссии во главе с премьером поручено подготовить соответствующий доклад.
           Государство сделало все, что могло, - компенсации родственникам погибших выплачены, уголовное дело расследуется... Но все меньше надежд на его завершение в ближайшее время. В то же время признать, что трагедия - непредвиденная случайность, нельзя: слишком много подобных `случайностей` уже знает история - `Ходынка`, похороны Сталина, `Лужники`... Обвинить кого-то - тоже трудно, ну, не было в стране на тот момент соответствующих нормативных актов, потому никто ничего не нарушил.
           Но родители погибших 30 мая ждут, что им скажут, кто виновен в смерти их детей. Участвовать в работе правительственной комиссии родителям не разрешили. (МВД на соответствующую просьбу ответило, что решение этого вопроса - не в компетенции этого ведомства). Тогда родители обратились с совсем уж безобидной просьбой - о разрешении хотя бы присутствовать на слушаниях. Но, как рассказала нам мать одной из погибших девочек Наталья Новаковская, в секретариате премьер-министра она узнала, что правительственная комиссия уже закончила свою работу и материалы отданы в прокуратуру. Почему комиссия вынесла заключение раньше, чем прокуратура, непонятно. `Я не знаю, для чего еще следствие может тормозиться, как не для того, чтобы все забылось...`, - говорит Наталья Михайловна.
           Отец другой погибшей девочки Валерий Бобряков рассказал `БДГ`, что следователь Комаровский признавался родителям, что ему `все было ясно` еще 30 июля, когда истек первый срок, отведенный для расследования. Словам Комаровского можно верить хотя бы потому, что в начале августа он ушел в отпуск. Вряд ли он смог бы сделать это, если бы следствие пришло к заключению, способному вызвать большой общественный резонанс и чреватому крупными неприятностями для городских властей. Как было объяснено родителям, в июле следствие не было закончено лишь потому, что от близких погибших продолжали поступать заявления. `Я сказал следователю: если вам ясно, что во всем виновата погода, родители будут очень недовольны`, - рассказал Валерий Бобряков. По его мнению, `и без глубокого следствия понятно, что если еще за час до трагедии гремел гром и сверкала молния, но толпу, бежавшую в метро, все-таки некому было остановить, то, значит, силы милиции были распределены как минимум неправильно`.
           Пока идет (или стоит?) следствие, родители не успокаиваются. Создали общественную организацию и продолжают каждый месяц, 30 числа, собираться там, где по непонятной им причине погибли дети. Но 30 сентября пикета не будет: в Мингорисполкоме родителей уговорили не проводить акции, а `сближать цели` с мэрией, пообещав личную встречу с Владимиром Ермошиным. К главе Мингорисполкома родители намерены обратиться с просьбой - сделать из лестницы перехода, в котором произошла трагедия, мемориал и установить там памятную доску с фамилиями и датами рождения погибших. Будут просить и о том, чтобы рядом с метро появился храм. Без разрешения мэра ответственные чиновники принять подобное решение побоялись.

Мария ЯРОВЕНКО



Советская Белоруссия
/№32 от 09.02.2000/

ПОД КОНТРОЛЕМ ЗАКОНА

           В ближайшее время на коллегии Прокуратуры республики будут рассмотрены результаты расследования уголовного дела, связанного с трагическими событиями в подземном переходе станции "Немига".
           Как отметил на пресс-конференции Генеральный прокурор Олег Божелко, установлено почти 200 потерпевших, которые получили телесные повреждения 30 мая прошлого года. Не завершены судебно-медицинские экспертизы в отношении 7 человек. По его словам, расследование затянулось в связи с тем, что в последние месяцы были выявлены новые пострадавшие, которые раньше не обращались в правоохранительные органы. Сейчас дело насчитывает 10 томов, и вскоре будет принято решение о его дальнейшей судьбе. "В ходе следствия устанавливалась причастность всех тех, кто организовывал мероприятие и должен был осуществлять охрану общественного порядка, - представителей, государственных организаций, коммерческих структур, - отметил Олег Божелко. - Мы обнаружили определенные нарушения должностных инструкций, приказов со стороны некоторых работников милиции. Но вывод о том, находилось ли это в причинной связи с произошедшим и есть ли здесь состав преступления, еще предстоит сделать".
Лариса ЛАЗАРЬ



Аргументы и Факты в Беларуси
/№6 от 09.02.2000/

ГРОМКИЕ ДЕЛА: "МИНСКАЯ ХОДЫНКА": ВИНОВНЫЕ НАЙДЕНЫ?

           Гораздо больше сдвигов - в следствии по делу о трагедии в подземном переходе на минской станции метро "Немига". Уже установлено 200 потерпевших, получивших телесные повреждения. Дело, которое насчитывает 10 томов, будет в ближайшее время обсуждено в республиканской Прокуратуре и представлено на рассмотрение специальной правительственной комиссии. Не раскрывая подробностей расследования, генеральный прокурор страны сообщил, что, по мнению следователей, в "кровавое воскресенье" некоторыми сотрудниками милиции были нарушены инструкции и приказы. Однако эти нарушения не явились основной причиной "минской Ходынки".

Борис ПАРФЕНТЬЕВ