ВЕРСИИ



Советская Белоруссия
/№116 от 01.06.1999/

           Вот как прокомментировал трагедию министр внутренних дел Юрий Сиваков:
           -- 30 мая в результате возникновения чрезвычайной ситуации при проведении массовых мероприятий в районе Дворца спорта пострадало более 150 человек. После концерта резко изменились погодные условия: пошел проливной дождь с градом.
           Участники мероприятия (по нашим подсчетам, более двух с половиной тысяч человек) ринулись в ближайшие укрытия -- большинство к подземному переходу станции метро "Немига". Многие девушки бежали на высоких каблуках, было скользко. Впереди бежавшие начали падать. Были смяты наряды милиции. У нас погибли два сотрудника и двое тяжело пострадали. В процессе движения создалась ситуация, когда сзади бегущие не видели тех, кто находился впереди, и растаптывали упавших. Проведенные в моргах исследования тел погибших дают основания сделать предварительные выводы, что многие скончались от удушья, от наслоения тел упавших, некоторые от травм, нанесенных каблуками. Погибшие -- в основном молодежь, в том числе 42 девушки. Жертвами этой трагедии стали и люди других возрастных категорий, которые случайно оказались на станции метро и были на выходе смяты бегущей толпой. Сразу же после получения информации от руководителей ОВД, осуществлявших руководство силами по охране общественного порядка, были подняты по тревоге наши подразделения -- и центрального аппарата МВД, и городского управления, бригады скорой медицинской помощи. Уже к 22 часам все пострадавшие были доставлены в четыре клинические больницы Минска, где им была оказана соответствующая медицинская помощь.

Лариса ЛАЗАРЬ



Газета "ИМЯ", 3.06.1999

ПРАВИЛА ХАОСА

Дмитрий Подберезский

           Собственно говоря, в подобных случаях размышлять о возможных причинах, которые привели к трагедии, вроде бы и нет смысла. Ибо все в конце концов можно свести к извечному и ничего не объясняющему выражению "роковое стечение обстоятельств". Но поскольку оно именно "ничего не объясняющее", то им легче и проще всего прикрыться и быстро забыть. Однако при любом, самом роковом стечении обстоятельств первопричина присутствует всегда. Не сомневаюсь, что таковая была и 30 мая. Выяснить ее и предстоит следователям, занимающимся возбужденным уголовным делом.
           Со своей стороны, рискну, как это ни тяжело, попытаться высказать личные предположения, основанные как на анализе помещенной уже в газетах информации, так и на услышанном от тех, кто был свидетелем либо лично присутствовал в переходе.
           При этом хотелось бы отметить следующее: критическая ситуация именно на этом входе в метро уже возникала. Да хотя бы в прошлом году и тоже после какого-то массового действа на проспекте Машерова. Тогда только чудом не дошло до давки. И это неслучайно: планировка данного участка местности для распределения потоков людей, по-моему, крайне неудачная. Этот переход - единственный ближний путь как для тех, кто направляется в метро, так и для тех, кто идет на противоположную сторону Немиги/Богдановича. Иной путь, мимо Дома моделей, всегда спешащая молодежь чаще всего игнорирует. А тут еще следует принимать во внимание тот факт, что люди убегали от грозы после того, как имели возможность угоститься пивом. На протяжении многих лет посещая различные концерты, будь то в залах или на открытом воздухе, могу гарантировать, что изрядная часть аудитории "подзаряжается" еще до того, как направиться на концерт. В такой ситуации предсказать поведение большого потока молодежи невозможно.
           Ибо достаточно порой самого незначительного повода, как этот поток становится лавиной.

УДАР МОЛНИИ

           Ливень, сопровождаемый сильным ветром и градом, продолжался в общем-то считанные минуты. За это время далеко не все, кто оказался без зонтиков, мог дойти от места проведения праздника до входа в метро. Есть свидетельства, что давка началась уже после того, как дождь почти закончился. Однако бурю сопровождала хоть и непродолжительная, но крайне мощная гроза. Несколько ударов молнии, судя по практически одновременным вспышкам и разрядам, пришлись прямо по центру города. Недаром есть свидетели, которые после одного из таких ударов слышали у входа в тоннель крик: "Человека убило!" Так что удар молнии вполне мог причиной, которая мгновенно электризовала поток людей и привела к панике. Впрочем, сей факт может подтвердить экспертиза, которая способна выявить среди жертв погибшего именно от электрического разряда. Или эту причину опровергнуть.

ЗАКРЫТОЕ МЕТРО

           Многие свидетели, в том числе и те, кто шел в числе первых и попал внутрь станции, утверждают, что вскоре двери либо заклинило, либо их просто заблокировали изнутри из опасения, что большое число людей на платформе может привести к критической ситуации. Доказать эту версию, которая несомненно способствовала столпотворению, непросто. Но, как показывает хотя бы московская практика, очень часто после футбольных матчей с большим числом болельщиков вход в ближайшие станции метро действительно закрывается. Это неудобно для людей, но позволяет достаточно равномерно рассредоточить их потоки. Вполне допускаю, что подобный сигнал - закрыть вход на станцию - последовал и в данном случае. В такой ситуации люди пытались войти, сделав тем самым затор, не позволяя двигаться вперед тем, кто идти в метро не собирался, а шел, например, на остановку троллейбуса. При условии чрезвычайной плотности потока хватило буквально нескольких секунд, чтобы образовалась давка. В то же время с противоположной стороны тоннеля метро работало на вход и выход. Но со стороны проспекта Машерова двери не пропускали внутрь станции никого.
           Версия эта вполне правдоподобна при случае, если следствие установит правду.

ПОДНЯТЫЕ ЩИТЫ

           На входе в любую станцию метро мы всегда встречаем поперечно расположенные металлические щиты. На станции метро "Институт культуры", например, они совпадают с массивными боковыми воротами, вместе с которыми могут использоваться во время возможного преобразования станций метро в пункты временного укрытия людей, отгораживая находящихся внутри от внешней среды. Если не ошибаюсь, подобное устройство установлено и на этом злополучном входе в тоннель станции "Немига".
           Так вот, пришлось услышать и такое: будто бы эти самые металлические щиты были поставлены вертикально. Если так действительно было сделано, то единственной причиной, вызвавшей это, могло быть желание как раз ограничить приток людей в тоннель и, соответственно, внутрь станции. Данное решение также могло оказаться роковым, потому что никто не мог предвидеть людской поток именно такой мощности: остановившиеся у искусственного барьера люди тут же были опрокинуты вместе со щитами наплывающими сзади. Так что остановить поток могли только ворота, если бы были задвинуты своевременно. В таком случае давки подобных масштабов просто не произошло бы.

СКОЛЬЗКИЕ СТУПЕНИ

           Техническое состояние многих подземных переходов в городе далеко от идеального. Ступеньки действительно скользкие как зимой, так и в теплое время года. А тут ко всему прочему добавился дождь. В одном из телерепортажей прозвучала ссылка на острые женские каблучки: мол, они застревали в канализационных решетках и привели к давке. Очень сомнительно. На концерт, тем более проходящий на открытом воздухе, вряд ли кто пойдет на "шпильках": на них все-таки вволю не попрыгаешь под звуки музыки. Да и мода сегодня совсем иная. Хотя высокие платформы - обувь ну очень уж предательская, а то, что среди жертв в основном именно молодые девушки, указывает вроде бы на каблуки как на одну из наиболее вероятных причин. Тем более что на месте трагедии было вроде бы найдено много отломанных каблуков. Впрочем, они могли быть оторваны уже в то время, когда в давке все старались выбраться любым способом...
           Иные причины вроде столкновения в тоннеле двух встречных потоков людей представляются мне менее правдоподобными. Но при этом хотелось бы обратить внимание на то, что, видимо, вовсе не внезапная стихия бросила людей в тоннель. Достаточно вспомнить, как года три назад на этом же месте на проспекте Машерова и почти в эти же дни также проходил большой праздник, сопровождавшийся массовой дегустацией пива. И тогда тоже налетел (подчеркиваю: также предсказанный!) ураган. Да такой, что едва не снесло крытую сценическую площадку Государственного концертного оркестра. И я прекрасно помню, что лишь небольшая часть людей поспешила в сторону метро. Основная же, уже разгоряченная музыкой и пивом масса прекрасно чувствовала себя и под дождем, многие даже с удовольствием для себя плескались в фонтане у Дворца спорта. Так что дождь вряд ли мог послужить причиной давки.
           Вместе с тем подобные погодные условия организаторам мероприятия не следовало игнорировать. Пускай мы летаем в космос и познаем микромиры, но природная стихия, увы, до сих пор нам не подвластна. И врожденный страх перед ней преодолеть, видимо, вообще невозможно. Возможно, однако, до минимума свести на "нет" вероятные последствия удара стихии. В некоторых случаях - добиваться переноса мероприятий, учитывая хотя бы то, что прогнозы подобных прохождений фронтов достаточно точны. Об ожидаемом ливне, кстати, можно было предупредить и по радио. Но, как оказывается, вот уже четыре года за подобными прогнозами никто из организаторов мероприятий под открытым небом не обращался.
           Наверняка давки в тоннеле можно было бы избежать, если бы с концертной сцены прозвучала информация о том, что вход на станцию метро "Немига" временно закрыт.
           А вот ссылки на пресловутый "инстинкт толпы" я почему-то не принимаю. Во-первых, в этом случае именно толпа первой принялась спасать пострадавших. Во-вторых, нет у нас этого инстинкта уже хотя бы потому, что мы давно, со времен бараков и коммуналок, приучены жить именно толпой. Пустой общественный транспорт мы не воспринимаем, потому что привыкли давиться в переполненном. Я заметил: даже если будешь стоять один-одинешенек посреди самой широкой улицы города, то идущий мимо человек обязательно пройдет впритык, по возможности ощутимо зацепив тебя сумкой. И не извинится - в толпе приносить извинения не принято. Не до этого. Вот почему состояние толпы для нас - прирожденное. И руководят толпой не инстинкты, а четкие правила. Иллюстрация: станция метро "Октябрьская" в часы "пик", когда, кажется, еще чуть-чуть - и у эскалатора начнется нечто невообразимое. Почему там до сих пор не случилось давки? Потому, что правила все еще работают. Не дай бог у входа на эскалатор пропустить вперед даму - на тебя сразу начнут наступать.
           Да, понимаю, сегодня можно много рассуждать на тему "что было бы, если...". Но после случившегося единственно возможным остается анализировать то, что уже произошло. В надежде, что правда будет обнаружена и станет достоянием общественности.
           И вот здесь самое время заметить: черт возьми, но в этой стране с правдой в последнее время - большие проблемы! Правду могут сказать лишь те, кто находился в первых рядах вошедших в тоннель, те, кто остался жив.
Мы готовы выслушать каждого.



Газета "Вечерний Минск"
А ЧТО БЫЛО В САМОМ МЕТРО?

           Очевидцы трагедии на "Немиге" в основном рассказывают об ужасах давки в подземном переходе. А что происходило тем временем внутри самой станции? Этот вопрос стал актуален еще и потому, что по городу поползли слухи, будто среди жертв есть люди, которые попали на рельсы... Вот что сказали корреспонденту "ВМ" работники, которые отвечают за движение и безопасность на подземной магистрали Минска.

Виктор КОНЧАК, начальник службы движения:
           - Никто вечером 30 мая на рельсы "Немиги" под электрички не падал. Это чей-то досужий вымысел. С другой стороны, нас никто вовремя не проинформировал, что делается там, наверху. И когда дежурная заметила, что слишком велико скопление народа, она связалась с диспетчером, обрисовала картину, и было решено закрыть двери станции "Немига". К этому времени вся платформа наполнилась пассажирами, которые ожидали прихода электропоезда, но давки там не было. Конечно, если бы от нас заранее потребовали дополнительных электричек, то мы бы их как-то обеспечили. А так... просто пришлось несколько раньше вызывать их с конечной станции, чтоб посадить людей...

Иван МИКУЛИЧ, начальник милиции Минского метрополитена:
           - Команда закрыть двери станции поступила от самих работников метро, как и должно быть. И, думаю, правильно сделали, что закрыли, так как люди стали прыгать через турникеты, а значит, еще немного - и перрон переполнился бы, кто-то мог упасть под поезд. Позднее разговаривал я со своим сыном, которому повезло - его вытолкнули из гиблого места. Я понял, что на лестнице подземного перехода случился сбой шага - это обычно бывает там, где ступеньки кончаются. И тем более если лестница мокрая, а у девушек - "шпильки"... Возможно, кто-то зацепился за решетку и упал. Молодежь скрывалась больше не от дождя, а испугавшись сильного раската грома - ведь в светофор ударила молния...

Записал Константин Столярчук.



Газета "Имя", 17.06.1999

ПРИЧИНОЙ ГИБЕЛИ ЛЮДЕЙ БЫЛА МОЛНИЯ?

Сергей Шапран

           Количество жертв трагедии в переходе станции метро "Немига" возрастает: на прошлой неделе в 5-й клинической больнице умер 19-летний учащийся столичного ПТУ-23 Сергей Солодкевич, который в связи с травмой головного мозга все эти дни находился в глубокой коме. В сознание Сергей так и не пришел.
           В различных клиниках находятся еще шестьдесят шесть пострадавших. При этом состояние одной девушки, которая находится в реанимационном отделении больницы скорой помощи, продолжает оставаться крайне тяжелым.
           На прошлой же неделе в редакцию "И" обратились два человека - Наталия и Егор. Об их присутствии на месте трагедии свидетельствуют фотографии, сделанные "И" 30 мая и опубликованные в N 21. Став очевидцами и в некотором смысле участниками происшедшего, они предложили собственную версию массовой гибели людей. По их мнению, причиной поражения стало природное, а не социальное явление, начало которому положила молния.
           Мы абсолютно не настаиваем на правдоподобности этой гипотезы и предлагаем продолжить тему специалистам (в первую очередь, по настоятельной просьбе самих обратившихся).
           - Мы подходили к переходу станции метро (со стороны 2-й клиники) в то время, когда развивался последний акт трагедии. Люди бежали в сторону реки, причем бежали как-то зигзагами. Некоторые поддерживали друг друга, кто-то кого-то тащил за собой. Парень в белой рубашке и милиционер упали прямо на бегу метрах в пятидесяти от нас. Но упали как-то странно - закручиваясь. Подойдя ближе, мы увидели лежащих абсолютно синих людей. Первая мысль - трупы. Но чтобы дойти до такого состояния, труп должен пролежать на жаре дня три. Какие-то парни кричали, что эти люди не мертвы - их можно откачать.
           По газону - левая сторона от дорожки, ведущей к спуску на станцию, - в шоке ходил милиционер, вызывавший по рации помощь: "Один из наших, похоже, мертв. Второй в очень тяжелом состоянии. Присылайте помощь к метро". Видимо, у него переспросили: "В метро что-то случилось? Давка?" - "Нет, снаружи. Не в метро, - ответил он. - Приедете - увидите... Высылайте помощь на двести-двести пятьдесят... нет, на триста... нет, не давка. На месте увидите. Тут такое..."
           У всех пострадавших, которым нам удалось оказать хоть какую-то помощь, были одни и те же признаки поражения: посинение, начинавшееся с головы, некоторые были целиком синие. Причем очевидных следов ударов или ушибов - ссадин, кровоподтеков - не было. Те, кто подавал признаки жизни, хрипели. Глаза открыты. Они реагировали на голос, но, как при полном параличе, абсолютно не владели телом. У более тяжелых не наблюдалось ни дыхания, ни сердечного ритма, ни пульса, зрачки у некоторых были расширены (можно сказать - никаких признаков жизни). С трудом, но и их можно было откачать - заставить хрипеть, открыть глаза, а потом и дышать. Что озадачивало еще больше - пострадавшие были в основном без обуви, но парни в носках, в расстегнутых рубашках или без них. Девушки тоже были в таком же виде (разорванных платьев не было). Лежали преимущественно головами вниз (что, как правило, провоцирует отек мозга).
           У тех, кого удалось привести в себя настолько, что они могли членораздельно говорить, мы спрашивали: "Что случилось?" Первым словом было "дождь". "Дальше!" - "Не помню..." Некоторые добавляли: "Я упала." - "Где, в метро?" - "Наверху". Никто из них не дал понять, что это случилось в переходе или на ступеньках (при поверхностном осмотре у этой категории пострадавших не было явных признаков наружных или внутренних повреждений, обыкновенно имеющих место даже просто при неудачном падении).
           Первым на место прибыл ОМОН и поставил оцепление. "Скорых" было три волны. Врачи первой волны - с лицевыми масками на шее - были очень растеряны, звучало слово "эпидемия". Они отгоняли добровольных спасателей от пострадавших безапелляционной фразой: "Не трогайте - это труп". Те же, кто самостоятельно оказывал первую помощь, уже убедились, что такие "трупы" способны оживать, (нам, тоже пропустившим основную часть трагедии, версия о поражении молнией казалась наиболее правдоподобной). Со всех сторон сыпались возгласы: "Не поднимайте с земли!" Нельзя сказать, что к ним кто-то из вновь прибывших особо прислушивался.
           Когда все закончилось, мы спустились в переход: никаких признаков того, что там произошло что-то ужасное, - никакой обуви и одежды там не было. Все вещи, мокрые, лежали в спецмашине, предназначенной для перевозки тел. Напрашивалась мысль, что они собраны с газона. Мы еще вздохнули: "Слава Богу, что зону поражения оцепили".
           Дело в том, что, насколько нам известно, выбрасывание человека из обуви и одежды происходит в двух случаях: при сильном взрыве или поражении молнией. Взрыва мы не слышали, а удар молнии вполне мог быть. И необязательно было попадать в человека - в какую-нибудь металлическую конструкцию (их там предостаточно). После чего и пошла первая статическая волна, которая вышвыривает человека из обуви и одежды. Постепенное посинение только служило одним из доказательств этого предположения.
           Кроме того, при электрических поражениях человека в мокрой одежде (и при ударе молнии в толпу) сам пораженный может пострадать и не сильно (шок, амнезия). Но у людей, даже находившихся далеко от эпицентра, при его приближении вполне возможна множественная деформация костей, отличающаяся от обычной травмы направленностью гематом и разрывами тканей. Таких людей спасти практически невозможно.
           Обширное электрическое поражение там тоже было вполне возможно: ливень был кратковременным, но достаточно сильным - воды чуть ли не по щиколотку. И электрический заряд полностью не ушел в землю, а пошел по воде, которая спала не сразу. Поэтому ступившие в нее (люди, выходившие или выбегавшие из перехода) могли получить поражения различной степени (вода вряд ли могла пойти по ступенькам, поскольку в переходе есть решетки для стока воды) Небезынтересно и то, что в такой ситуации скорее выживет нетрезвый человек - алкоголь служит своеобразной защитой, и его содержание в крови мгновенно "обнуляется".
           Побудило же обратиться в средства массовой информации следующее предположение: где молния, там и естественная радиация. Усугубило же наше печальное предположение то обстоятельство, что люди стали в массовом порядке обращаться за медицинской помощью спустя несколько дней после происшествия. Место трагедии в некотором смысле идеально для резонации подобного явления. И если район станции метро "Немига" действительно был поражен электрическим зарядом, трагедия еще не закончилась - любой прохожий может стать ее жертвой.