МЕМОРИАЛЫ



Советская Белоруссия
/№118 от 03.06.1999/

НА МЕСТЕ ТРАГЕДИИ БУДЕТ УСТАНОВЛЕН ПАМЯТНЫЙ ЗНАК

           К первым цветам, возложенным Президентом Республики Беларусь А.Г.Лукашенко в подземном переходе у станции метро "Немига" ранним утром 31 мая, добавляются все новые букеты. Они лежат на ступеньках, на перилах, они уже плотным слоем покрывают гранитные плиты. Горит много свечей...
           Сюда продолжают идти люди, желающие почтить память погибших. Как стало известно корреспонденту БЕЛТА, Глава белорусского государства поручил своей Администрации и Управлению делами позаботиться о том, чтобы у места трагедии был сооружен памятный знак, к которому бы всегда можно было возложить цветы, поставить свечу, постоять, вспомнить. Для разработки проекта памятного знака будет создана специальная группа при Минском горисполкоме. Знак планируется установить на сороковины трагических событий. Предполагается также, что в этой церемонии примет участие Президент.



Имя
/№206 от 24.06.1999/
ЭХО ТРАГЕДИИ: К СОРОКОВОМУ ДНЮ СТУПЕНИ НА "НЕМИГЕ" ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОЧИЩЕНЫ

           Первые цветы возложил на ступени метро "Немига" президент Лукашенко. В тот же день он отдал распоряжение о создании мемориального знака в память погибших.
           Не прошло и сорока дней после трагедии, как началось интенсивное подчищение цветов у фотографий погибших в переходе, а на площадке рядом закипела работа по возведению "временного" памятника. Из черно-красного гранита и бронзы. Как только случилась трагедия, на заседании скульптурной секции Союза художников было решено доверить работу над памятным знаком, который бы увековечил память погибших на ступеньках перехода станции "Немига", скульптору Михаилу Инькову. Коллеги говорят, что Иньков - "скульптор от Бога". Он - автор памятников Кириллу Туровскому и Софии Слуцкой (а так же см. ниже, прим. автора сайта). А еще Михаил Иньков - отец Маши Иньковой, безвременно ушедшей в мир иной все на тех же ступеньках. "Немига" - его сердечная боль. Ее, а не творческие устремления, он воплощал бы в памятнике.
           Но почему-то над реализацией своего проекта, рожденного буквально за 10 дней, начал работу, по сообщению "Вечернего Минска", "скульптор Геннадий Буралкин и талантливые архитекторы". Официальный же конкурс запланировано объявить лишь на сороковой день после случившейся трагедии, итоги его собираются подвести к сентябрю, а постоянный памятник, если он окажется лучше уже воздвигнутого, поставить к годовщине. К чему же тогда спешка с установкой временного памятника в то время, когда еще ведется следствие и неясны до конца причины трагедии? Для того, чтобы выселить из перехода детей, скорбящих по погибшим друзьям, и родителей, которые каждый день приносят сюда цветы. Чтобы эти четыре десятка ступенек вновь стали функциональными.
           Между тем большинство родителей и родственников погибших на "Немиге" считают, что творческие конкурсы здесь неуместны, а готовый мемориал - ступени на станции, на которых была пролита кровь, и потолок с оставшимися отпечатками ладоней - не требует никаких доработок. Достаточно просто закрыть этот злополучный вход в метро. И сделать его местом памяти и скорби.
           В то же время архитектурно-художественный совет Белорусского Экзархата решил возродить на месте трагедии православный храм на крови или хотя бы маленькую часовенку. Чтобы все проходящие мимо люди могли поставить свечку и заказать молитву за упокой 53 безвременно ушедших душ. Здесь на самом деле в конце XI-начале XII вв. стоял храм. Археологические раскопки показали, что на этом месте немало прежних захоронений. Это было бы гуманно и по-христиански. На взгляд Геннадия Лаврецкого, возглавляющего архитектурно-художественный совет Белорусского Экзархата, это решило бы важный вопрос: "Бесчеловечно объявлять конкурс, подвигая таким образом мастера проявить себя как художника, материализовав общее горе в созданном его руками памятном знаке. К тому же выиграть конкурс может не тот, кто способен, а тот, кто красноречивее уговорит комиссию. У возрожденного же храма автора не будет".
           Пока письмо с просьбой о возведении хотя бы часовни отправлено "наверх" и на него ждут ответа, скульптор Иньков намерен носить цветы своему ребенку на ступени, а не к гранитно-бронзовому памятнику. Я думаю, среди родителей погибших ребят не найдется ни одного, который не был бы в этом желании солидарен с ним.

Марина ЗАГОРСКАЯ



Белорусская Деловая Газета
/№608 от 07.07.1999/

СТОЛИЦА: НА МЕСТЕ ТРАГЕДИИ БУДЕТ УСТАНОВЛЕН ПАМЯТНЫЙ ЗНАК

           Ожидается что завтра президент Беларуси Александр Лукашенко примет участие в церемонии установки памятного знака, которая состоится на 40-й день со дня трагедии произошедшей на станции метро `Немига` 30 мая этого года.
           Предполагается, что памятная стела будет установлена временно. В данный момент в управлении архитектуры Мингорисполкома разрабатывается проект памятника, который будет установлен год спустя.
           Через несколько дней после трагедии на Немиге было заявлено о том, что памятник будет изготовлен по проекту минского скульптора Михаила Инькова, потерявшего в злополучный день - 30 мая свою дочь Машу. Однако, вот уже несколько дней в Минске говорят о том, что Михаилу по неизвестным причинам отказывают в участии в создании памятника.

Отдел информации `БДГ`



Белорусская Деловая Газета
/№610 от 12.07.1999/

ТРАГЕДИЯ `НЕМИГА`: ВЛАСТИ СЧИТАЮТ, ЧТО НА МЕСТЕ ТРАГЕДИИ НЕЛЬЗЯ УСТРАИВАТЬ ВТОРУЮ СТЕНУ ВИКТОРА ЦОЯ

           8 июля в Минске у входа в подземный переход станции метро `Немига` состоялась церемония открытия мемориального знака памяти жертвам трагедии 30 мая.


           Стела, авторами которой стали скульптор Геннадий Буралкин и главный архитектор Минска Александр Чадович, представляет собой пять красных мраморных ступенек с композицией из 40 переплетающихся бронзовых роз и 13 тюльпанов, символизирующих число женщин и мужчин, погибших во время трагедии. Памятный знак из черного гранита увенчан словами: `53 рубцы на сэрцы Беларусi. 30 мая 1999г.`.
           Как сообщили `БДГ` в Мингорисполкоме, на протяжении года в Беларуси будет проходить конкурс на лучший проект памятника жертвам трагедии на Немиге, который будет установлен 30 мая 2000 года.
           Между тем заметим, что спустя несколько дней после трагедии было заявлено о том, что памятник будет изготовлен по проекту минского скульптора Михаила Инькова, дочь которого погибла 30 мая в переходе на `Немиге`. Однако в Мингорисполкоме отказали Михаилу в праве участвовать в создании памятника. Мы связались с Михаилом ИНЬКОВЫМ, чтобы он лично рассказал о причинах отказа.

           - Как такового отказа я не получал. Через несколько дней после трагедии состоялось заседание скульптурной секции Союза художников, членом которой я являюсь. На заседании единогласно было принято решение о том, что проектированием памятника буду заниматься я. Сам я на заседании не присутствовал, но мне позвонили и сказали:`Миша, мы решили, что памятник будешь делать ты. Собирай бригаду и приступай ...`. Однако президент распорядился, чтобы проектированием занимался Мингорисполком, - архитектурное управление. Я же об этом ничего не знал. Позвонили ребята из Союза художников и рассказали, что этим будут заниматься Чадович и Буралкин. Причем Буралкин, как член скульптурной секции, прекрасно знал, что памятник должен был делать я. Но никому в Мингорисполкоме об этом не сказал... Я считаю, что это плевок в адрес всей секции. Нельзя делать имя на трагедии...
           Я вообще считаю, что мы все поторопились с памятником. Ведь прошло только 40 дней. По традиции он ставится только через год. Место трагедии - подземный переход станции `Немига`, ступеньки, где погибли люди, - это уже есть памятник.
           Однако, на мой взгляд, городские власти делают все, чтобы очистить станцию. Несколько раз с места, где погибла моя дочь, убирали венок. То же самое вам могут рассказать и родители других погибших детей. Мнение властей таково: нельзя устраивать на `Немиге` вторую стену Виктора Цоя.
           - Михаил Михайлович, будете ли вы участвовать в конкурсе на лучший проект памятника, который будет установлен 30 мая 2000 года?
           - Нет. Думаю, что конкурс здесь не уместен. Что касается памятника, то я считаю, что нужно просто перекрыть подземный переход до входа в станцию метро и установить там каплицу, места для этого там достаточно. Чтобы люди могли прийти поставить свечку, положить цветы. На церемонии открытия памятного знака я сказал об этом президенту. Но он ответил, что у него очень много предложений на этот счет, вопрос еще не решен.
           Нас, кстати, в этом смысле поддержал архитектурно-художественный совет Белорусского экзархата. Этот вопрос, я знаю, рассматривался на встрече Лукашенко и Митрополита Филарета.
           Мы решили направить письмо президенту, где будут изложены все предложения на этот счет, в том числе и о том, чтобы были убраны эти бронзовые розы.

Анатолий НЕЗВАНОВ



Белорусский рынок
/№27 от 12.07.1999/

ЕЩЕ ПЯТЬ СТУПЕНЕЙ НА "НЕМИГЕ"


           В минувший четверг на месте трагедии, произошедшей 30 мая в подземном переходе у станции метро "Немига", был установлен памятный знак.
           Изготовленный по проекту скульптора Геннадия Буралкина и главного архитектора Минска Александра Чадовича, он представляет собой пять ступеней, на которых лежат поломанные, смятые цветы - 40 бронзовых роз и 13 тюльпанов. Их количество соответствует числу погибших в день трагедии женщин и мужчин. Сами ступени изготовлены из красно-черного мрамора, который, намокая под дождем, приобретает кровавый оттенок. Изображать непосредственно произошедшее, по мнению скульпторов, было бы слишком ужасно. На вертикальной стеле черного гранита сделана надпись "53 рубцы на сэрцы Беларусi".
           На открытии памятного знака присутствовали Президент Александр Лукашенко, руководство города, представители дипкорпуса и православной церкви. Памятный знак был установлен на сороковой день после свершившейся трагедии. В течение года будет идти конкурс на лучший проект памятника, который планируется установить в первую годовщину трагедии. Кроме этого, не так давно митрополит Минский и Слуцкий патриарший экзарх всея Беларуси Филарет передал на рассмотрение Президенту предложение о возведении каплицы в честь Святой Троицы на месте трагедии. По решению Мингорисполкома, все памятные предметы и надписи на стенах перехода просуществуют так долго, как это будет нужно людям.
           Что касается уголовного дела, возбужденного по факту трагедии на "Немиге" по 168-й статье Уголовного кодекса (халатность), то, по словам старшего следователя по особо важным делам республиканской прокуратуры Валерия Комаровского, пока не удалось определить конкретного виновника произошедшего.
           Сейчас рассматривается четыре варианта причин произошедшего: нарушение порядка проведения массовых мероприятий со стороны организаторов концерта и Мингорисполкома; нарушения в обеспечении порядка со стороны милиции; нарушения в работе метро; недостатки в проектировании и строительстве подземного перехода на станции "Немига". По словам следователя, неверны и утверждения о наличии большого количества пьяных: только у 9 человек была обнаружена "очень маленькая, "кефирная" доля алкоголя".
           Следствие планируется завершить к концу этого месяца. Оно будет закрыто из-за отсутствия состава преступления, если обвинение так и не будет предъявлено конкретному лицу. А пока в качестве основного виновника, как это часто бывает у нас, выступают стечение обстоятельств и стихия.
           На сегодня, по информации Министерства здравоохранения РБ, в больницах города находятся 14 человек, за жизнь которых медики не опасаются, и 1 девушка, состояние которой по-прежнему остается тяжелым.

Анна ЖДАНОВИЧ



Советская Белоруссия
/№272 от 16.11.1999/

Крест животворящий

Освященный крест, установленный в память о погибших на Немиге...

Крест животворящий (ан-фас)

...вылеплен скульптором Иньковым М.М., который сам потерял 15-ти летнюю дочь в этой трагедии...

ПАМЯТНИК ЖЕРТВАМ ТРАГЕДИИ

           Вечером в субботу на Кальварийском кладбище в Минске открылся памятник жертвам трагедии, произошедшей 30 мая на Немиге. В церемонии участвовали родственники и друзья погибших, а служители православной церкви освятили памятник.
           Он представляет собой огромный валун, в который впрессована табличка с именами жертв трагедии, похороненных на Кальварийском кладбище столицы.

 



Рэспубліка
/№135 от 20.06.2000/

           В Троицкую субботу на Восточном кладбище столицы состоялось открытие мемориального знака в память одиннадцати из 53-х жертв трагедии 30 мая минувшего года на станции метро "Немига" и похороненных на этом кладбище.
           Памятник представляет собой трехметровый крест с одиннадцатью стелами, на которых начертаны имена погибших. Авторами мемориального знака являются Николай Лукьянчик и Олег Бригадный.



Белорусская деловая газета
/№864 от 02.11.2000/

ПАМЯТЬ: ДОЖДУТСЯ ЛИ ЖЕРТВЫ НЕМИГИ МЕМОРИАЛА?

           Семнадцать месяцев отделяют нас от трагического дня 30 мая 1999 года, когда в подземном переходе станции метро "Немига" в результате образовавшейся давки погибли 53 человека. Однако до сих пор на месте трагедии не возведен памятник. Между тем родители погибших подростков продолжают настаивать, чтобы временный памятный знак был заменен постоянным. Споры между родственниками и чиновниками горисполкома о необходимости возведения мини-мемориала уже готовы "вылиться" на улицу. 4 ноября общественное объединение "Немига-99" намерено провести девятичасовой пикет в центре Минска с целью привлечения внимания общественности к проблеме достойного увековечивания памяти погибших. В случае, если городские власти никак не отреагируют на акцию, возможно ее повторение.
           Как сообщил в беседе с корреспондентом "БДГ" отец одной из погибших девочек Михаил Иньков, нынешний памятный знак в подземном переходе "Немига" был установлен временно, на 40 день после трагедии. О его временности тогда неустанно твердили родителям чиновники мэрии, государственные газеты и телевидение. Возведение памятника было обещано к годовщине со дня трагедии, к 30 мая нынешнего года. Однако в один прекрасный день родственников погибших пригласил к себе Владимир Ермошин и сообщил, что памятника не будет, а временный знак останется навсегда. Конечно, с этим решением родители не согласились и принялись всячески отстаивать свою точку зрения. Лишившиеся своих близких люди хотят, чтобы место гибели их детей стало мемориальной зоной. Они настаивают, чтобы один из выходов злополучной станции метро закрыли, а над ним либо возле него возвели культовую постройку (церквушку или каплицу). Повсюду, куда ни обращались убитые горем родители, находились соответствующие отговорки: то чиновники ссылались на очевидный перебор в этом районе религиозных построек, то говорили об уникальности архитектурного ансамбля, то попросту сообщали о нехватке денег. Самое любопытное объяснение факта игнорирования родительских требований дал, пожалуй, бывший замглавы администрации президента Иван Пашкевич. В телефонном разговоре с Иньковым он признался, что "власть не хотела бы появления еще одной стены Виктора Цоя". Вероятно, именно этим объясняются попытки очистить стены перехода от надписей и фотографий. В то же время, Александр Лукашенко, встречаясь с родственниками жертв трагедии, упоминал о сложностях возведения новой линии столичного метро. Все эти доводы не переубедили активистов "Немиги - 99". 4 ноября с 12.00 до 21.00. в двухстах метрах от места трагедии (здание спортивного комплекса) не смирившиеся родственники проведут свою первую уличную акцию. Следует отметить, что на пикет граждане выходят с оптимизмом. Тот же Михаил Иньков верит, что о ситуации, сложившейся вокруг увековечения памяти жертв трагедии, президенту РБ неизвестно. По его словам, проведение уличной акции станет тем фактом, который невозможно будет не заметить, а значит, родителям пострадавших удастся добиться цели. Кстати, благодаря своей настойчивости родственники погибших не так давно смогли получить доступ к засекреченным ранее материалам следствия. Как и следовало ожидать, собранные показания свидетельствуют о непрофессионализме милиционеров, осуществлявших в тот день охрану порядка при проведении трагического "Праздника пива".

ВАДИМ ДОВНАР



Белорусский рынок
/№45 от 13.11.2000/

ПИКЕТ ОБМАНУТЫХ РОДИТЕЛЕЙ

           4 ноября у станции метро "Немига" в Минске, где 30 мая прошлого года в давке погибли 53 человека, их близкие провели пикет. Организатором пикета выступило общественное объединение "Немига-99", куда входят родители погибших и пострадавшие в давке 30 мая.

           Родители принесли с собой плакаты "Просим встречи с Президентом", "Жертвам Немиги - достойную память", "Виновных в гибели детей - к ответу". Рядом стояли портреты погибших детей и свечи. Все желающие могли подписаться под обращением к Президенту Лукашенко, которое родители намерены передать в средства массовой информации.

[TEMA] 02. Внутренняя политика

           "Родители и родственники погибших на Немиге обращаются к вам за моральной поддержкой в решении вопроса об увековечении памяти безвинно погибших молодых людей, прекращении затягивания следствия и выяснении причин трагедии...", - говорится в обращении.
           Родители обеспокоены "отсутствием понимания" у людей, от которых зависит решение этих вопросов. Недавно в Минском горисполкоме им объявили, что памятник с надписью "53 рубца на сердце" уже не временный, а постоянный, и о планах поставить на месте гибели детей каплицу надо забыть. Но родители считают, что произошедшая трагедия - исторический факт в жизни города Минска, и потому дело городских властей - поставить на месте гибели детей памятник, соответствующий масштабу трагедии. Родители настаивают, что та часть перехода, где умирали их дети, должна быть закрыта для пешеходов, а над переходом поставлена каплица.
           Скульптор Михаил Иньков, у которого на Немиге погибла дочь, уже изготовил в соавторстве со своими коллегами и родственниками погибших проект памятника жертвам Немиги: "Мы хотим видеть на Немиге мемориал и культовую постройку. Вначале власти с нами были согласны, а теперь выяснилось, что нас обманули. Нас с нашей болью не допускают к Президенту. Он, может, и не знает, что нас обманули, что временный мемориальный знак, который ничего не говорит - ни кто погиб, ни от чего, власти решили оставить у метро "Немига" навсегда".
           "Власти хотят спустить это дело на тормозах, чтобы со временем все затихло. Следствие установило, что в гибели детей есть виновные - милиция и организаторы рок-концерта. Но дело почему-то никак не передадут в суд. Мы и в этом видим противодействие властей", - заявила председатель общественной организации "Немига-99" Наталья Новаковская.
           Михаил Иньков заявил, что обращение к Президенту передавать по официальным каналам не будут - слишком много обращений уже передали, а ответа ни на одно не получили. Поэтому обращение будет опубликовано в СМИ - родители надеются, что так оно быстрее дойдет до Президента.

Татьяна КАЛИНОВСКАЯ



Iнфармацыйны аддзел ПЦ «Вясна»
6 лютага 2001 г.

           Мінгарвыканкам зноў адмовіў бацькам загінуўшых на Нямізе дзяцей у правядзеньні пікету, мэта якога прыцягньне ўвагі грамадзкасьці да пытаньня ўшанаваньня памяці бязьвінна загінуўшых.
           Пікет планавалася правесьці 10 лютага ў 200 метарх ад перахода станцыі метро “Няміга”. На папярэднім пікеце, які адбыўся 4 лістапада 2000 года бацькі сабралі 1896 подпісаў мінчан у падтрымку ідэі стварэньня капліцы на месцы, дзе 30 траўня 1999 года загінулі 53 чалавекі.
           Бацькі лічаць, што ня вырашанае пытаньне з пастаянным помнікам на месцы масавай гібелі, хаця пра гэта шмат гаварылася на самым высокім узроўні яшчэ летам мінулага году, калі да сарака дзён пасьля гібелі ўстанаўліваўся так званы “часовы” помнік. Помнік, які быў адкрыты тады, не падабаецца бацькам загінуўшых, яны лічаць, што ён не адлюстроўвае ўсёй глыбіні трагедыі, якая адбылася тут, і не ўшаноўвае належным чынам памяць маладых людзей, якія зрабілі свой апошні ўздых на гэтых ракавых прыступках.
           Свае меркаваньні на гэты конт выказалі бацькі загінуўшых, а таксама людзі, якія зрабілі канкрэтныя прапановы і праекты ў справе ўсталяваньня належнага помніку на месцы трагедыі.
           Навакоўская Наталя Міхайлаўна, маці загінуўшай Аляўціны Навакоўскай, старшыня створанага бацькамі Цэнтру сацыяльнай абароны “Няміга-99”: “Асноўная задача Цэнтру – захаваньне памяці па загінуўшых у выніку трагедыі ў пераходзе станцыі метро “Няміга” 30 траўня 1999 году. (…) Несучы ў сэрцах і справах сьветлую памяць пра нашых дзяцей, дарагіх, любімых, непаўторных, мы прысьвячаем сваё астатняе жыцьцё ім, усім. Зараз мы для іх нічога больш зрабіць ня можам. Толькі пакінуць па іх сьветлую памяць.
           Пачынаючы з 30 ліпеня, кожны месяц 30 чысла бацькі і родныя загінуўшых дзяцей сустракаюцца вечарам у пераходзе. Прыязджаюць іншагароднія мамы і таты, родныя з іншых абласьцей. У пераходзе мы ўскладаем кветкі, папраўляем фотаздымкі, прыбіраем сьмецьце, доўга стаім і сваёй прысутнасьцю аддаем даніну павагі і сьветлай памяці нашым дарагім дзецям, якія зрабілі апошні ўздых у гэтым пераходзе… Нам неабыякавыя ганебныя паводзіны людзей у гэтым месцы, такія як шум, сьмех, крыкі, лаянка, пляваньне і г.д… Гэтае месца ўжо стала мемарыяльным, і бацькі маюць права дабівацца пераносу выхаду з метро ў іншае месца”. Інькоў Міхаіл Міхайлавіч – бацька загінуўшай Марыі Іньковай, скульптар, архітэктар: “Калі стала вядома, што на Нямізе будзе стварацца помнік, сабралася скульптурная секцыя Саюзу мастакоў дзеля абмеркаваньня, каму даручыць гэты аб’ект. Было вырашана даручыць гэтую працу мне, паколькі ў мяне там загінула дзіця. Калі мне паведамілі пра гэтае рашэньне, я прыступіў да працы, хоць мне было цяжка.
           Ідэі ніякай не было – бо для таго, каб пачаць працу, трэба ведаць, што там адбылося. Я вырашыў гэта высьветліць – зьвярнуўся да В.М.Камароўскага, які ўзначальвае сьледзтва, але ад яго не атрымаў дастатковай інфармацыі. Зьвярнуўся ў епархіяльнае ўпраўленьне, даведаўся, што яны напісалі ліст да кіраўніка дзяржавы пра тое, каб каля падземнага пераходу зрабіць царкву. Тады ў мяне нарадзілася ідэя аб’яднаць прапанову епархіі з нашай пра перакрыцьцё пераходу і стварэньне там мемарыяльнай зоны. У гэтым выпадку атрымаўся б цэлы комплекс. Але тут стала вядома, што ўжо нехта працуе паралельна. Доўгі час мы ня ведалі хто, але потым высьветлілася, што гэта старшыня Саюзу мастакоў, скульптар Генадзь Буралкін, які цудоўна ведаў, што гэтай працай ужо займаюся я. Я ня ведаю, хто даручыў яму стварэньне помніку, але курыравалі ўсё гэта і прымалі рашэньні чыноўнікі Мінгарвыканкаму. Кожная праца падобнага значэньня праходзіць спачатку праз мастацкі савет нашага скульптурнага камбінату, а потым эксьпертны савет Міністэрства культуры – прымаць яе павінны мастакі. Праект Г.Буралкіна не праходзіў ні мастацкага, ні эксьпертнага савету – заказ прымалі чыноўнікі, таму і атрымалася такая аднадзёнка.
           Калі рабіўся гэты помнік, па ўсіх сродках масавай інфармацыі было паведамлена, што ён будзе часовым. Мы меркаваалі, што калі ён будзе зроблены добра, дык нічога супраць мець ня будзем, а калі ён нам не спадабаецца, дык будзем настойваць на тым, каб помнік быў зроблены годны. Той помнік, што атрымаўся, імітуе прыступкі, на якіх загінулі нашыя дзеці. Але навошта імітаваць тое, што ўжо ёсьць у трох метрах ад яго?
           Яшчэ 31 траўня, на раніцу пасьля трагедыі, на месца гібелі дзяцей прыйшоў А.Лукашэнка і самы першы ўсклаў кветкі ў падземным пераходзе. Пасьля гэтага кветкі там пачалі класьці дзеці, бацькі, пачалі пісаць на сьценах імёны ахвяраў, ставіць сьвечкі. Відаць, Мінгарвыканкам вырашыў пазбавіцца ад гэтай сьцяны, прыбраць надпісы і сьвечкі, выцясьніць дзяцей, якія там сядзелі. Я лічу, што гэта была асноўная ідэя помніку, які быў устаноўлены на сорак дзён. І хаця гэтую ідэю яны рэалізавалі, людзі ня ставяць сьвечак каля яго, а кветкі ўскладаюць на прыступкі, дзе адбылася трагедыя.
           Мы, бацькі, лічым, што там, дзе гінулі нашыя дзеці, неабходна зрабіць мемарыяльную частку. На сёньняшні дзень існуе праект помніку, у якім аб’яднаная ідэя царквы з мемарыяльнай часткай, пры гэтым месца гібелі павінна быць адгароджанае і там зьмешчаная мемарыяльная дошка з імёнамі загінуўшых. Але, сустракаючыся з прадстаўнікамі Мінгарвыканкаму, мы зразумелі, што той помнік, які ўжо там існуе, ствараўся не як часовы. Яны не зьбіраюцца выконваць сваё абяцаньне абвяшчаць конкурс на праект пастаяннага помніку і ўстанаўліваць нешта іншае. На сёньняшні дзень гэтая праблема не вырашаецца”.
           Лаўрэцкі Генадзь Аляксандравіч – старшыня архітэктурна-мастацкай рады пры Беларускім экзархаце, навуковы кіраўнік аб’екту “Замчышча”: “Трагедыя на Нямізе, бясспрэчна, — гэта вялікае гора для бацькоў, але для праваслаўных людзей гэта быў знак. Месца гэта таксама знакавае, вельмі цяжкае для гораду, бо і зараз там захоўваюцца пахаваньні. Няміга – гэта яшчэ і месца, адкуль Мінск пачынаўся. З гэтых пасылак склаўся вобраз помніку загінуўшым у выглядзе капліцы. У праваслаўнай традыцыі ёсьць звычай ставіць нейкі знак, храм ці крыж, на крыві, на месцы гібелі, пакутаў людзей.
           Тут стаяла задача дваякая. З аднаго боку, натуральна, паказаць, што мы гэты знак Божы ўспрынялі, а з другога, няправільна, я лічу, што горад, які мае больш як 900гадовую гісторыю, ня мае ніякіх знакаў, сімвалаў, ніякай адзнакі існаваньня такой багатай гісторыі, духоўнасьці, культуры.
           Дзесяць гадоў таму я пачаў працаваць над графічнай рэканструкцыяй храма мінскага Замчышча. Вывучыўшы матэрыялы, я прыйшоў да высновы, што вырашэньне капліцы ў формах, набліжаных да формаў 11—пачатку 12 стагодзьдзя, цалкам магчымае. Папершае, у такім храме няма акцэнту на праваслаўе ці каталіцтва, хаця, вядома, ужо быў такі падзел, але, тым ня менш, гэта яшчэ час, калі народ быў адзіны, адзінай была вера. Рашэньне капліцы ў такіх формах, як мне здаецца, абвастрыла б праблему Замчышча, раскрыцьця і экспазіцыі ўсяго таго, што там захавалася, і, бясспрэчна, стала б месцам, кропкай прыцягненья, дзе можна было б нейкім чынам адчуць сябе нашчадкам народу са старажытнай гісторыяй. Такім чынам зафіксавалася б знакавасьць гэтага месца, пачалася рэваларызацыя – вяртаньне каштоўнасьцяў. Мая прапанова заключалася ў тым, каб каля фундаменту 11 — пач. 12 стагодзьдзя паставіць храм. Месца для такога невялікага аб’ёму, які мы прапаноўвалі, павінна было б вызначана сумесна гарадзкімі ўладамі, гісторыкамі і горадабудаўнікамі. Пры гэтым уваход у метро заставаўся б функцыянальным. Рашэньне такога аб’ёму як капліца ня мела б ніякай нагрузкі на зямлю, не было б неабходнасьці рабіць нейкія сур’ёзныя работы па зямлі, паколькі там унізе знаходзяцца камунікацыі метро.
           На паседжаньні нашай архітэктурнамастацкай рады я зрабіў гэтую прапанову, і яна была прынятая. Уладыка перадаў гэтую прапанову разам з неабходнай тлумачальнай запіскай кіраўніцтву дзяржавы. Але калі спусьцілі гэтую прапанову па вертыкалі, калі гэта прыйшло на абмеркаваньне ў камітэт, да гісторыкаў, нейкім чынам адбылася падмена паняцьцяў. Усе вырашылі, што размова ідзе пра ўстаноўку капліцы менавіта на фундаменце 11пач. 12 стагодзьдзя. Абмеркаваньне пачалося зусім на іншую тэму, а не канкрэтна па гэтай прапанове.
           У вырашэньні гэтай праблемы існуе два шляхі – альбо гэта знак, пасылка, пасланьне ўсяму народу, альбо гэта трагедыя толькі бацькоў загінуўшых. На жаль, даводзіцца бачыць, што гэта засталося трагедыяй толькі бацькоў. І той помнік, які стаіць зараз – гэта помнік менавіта самой трагедыі, самой падзеі, а не таму, што стаіць за гэтым”.
           Лук’янчык Мікалай Іосіфавіч, архітэктар: “З Іньковым Міхаілам Міхайлавічам мы ведаем адзін аднаго яшчэ з 1972 году, рабілі ўжо не адну працу разам – ён як скульптар, я – як архітэктар. Калі ў яго здарылася гэтае гора, мы не адзін раз абмяркоўвалі тое, што адбылося. Міхаіл пастаянна падштурхоўваў мяне да думкі, што на месцы гібелі дзяцей неабходна зрабіць помнік, мемарыял. Першае, пра што падумаў я, калі прыйшоў у пераход станцыі метро “Няміга” – зусім закрыць выхад па гэтых крывавых прыступках.
           Пачаліся пошукі вобразу гэтага помніку. Неаднаразовае абмеркаваньне гэтай тэмы з бацькамі загінуўшых дзяцей яшчэ і яшчэ раз пераконвала мяне ў неабходнасьці пабудовы над гэтым выхадам капліцыпомніку з абавязковым адсячэньнем выхаду ў гэтым месцы. Тым больш, што аналіз сітуацыі па здымцы і на мясцовасьці дае падставы на арганізацыю выхаду перпендыкулярна таму, які існуе зараз. Дзеля таго, каб да канца пераканацца ў правільнасьці гэтай думкі, мы зьвярталіся ў Гарвыканкам па дазвол на правядзеньне праектнавышукальных работ. Толькі дэтальная прапрацоўка дадзенага варыянту з тэхнічнымі ўмовамі зацікаўленых арганізацыяў, шырокае абмеркаваньне і ўзгадненьні могуць даць адказ: магчымы, і калі магчымы, то якім можа быць на гэтым месцы помнік. Аднак адказ гарвыканкаму пакуль адзін – у дадзеным месцы немагчыма зрабіць нешта большае, чым тое, што зроблена.
           Мая прапанова прадугледжвае не вялікі храм, а капліцу. Магчыма, капліцу адной бажніцы “Сьвятой Тройцы”. А калі капліцы не атрымаецца, то мінімум, што трэба зрабіць – гэта зачыніць выхад з метро ў дадзеным месцы і з мінімальнымі выдаткамі сродкаў зрабіць выхад з метро перпендыкулярна таму, што існуе зараз, а час пакажа, што і ў якім выглядзе будзе пабудаванае на гэтым месцы. А пабудавана будзе”.

Падрыхтавала Тацяна РЭВЯКА.



Белорусская деловая газета
/№970 от 24.05.2001/

ПОКА ТОЛЬКО ПАМЯТНИК

           Ко второй годовщине трагедии на Немиге в Минске решено возвести памятник. Вполне вероятно, что его открытие состоится уже 26 мая. Полноценного мемориала придется ждать еще как минимум год. Суда же над виновными мы можем и вовсе не дождаться.
           Как сообщила корреспонденту "БДГ" руководитель общественного объединения "Немига-99" Наталья Новоковская, к возведению памятника на Кальварийском кладбище государство не имело ни малейшего отношения. Это - инициатива родственников погибших. Над созданием памятника работал скульптор Михаил Иньков - отец погибшей на Немиге девушки.
           Вслед за памятником будет возведен и мемориал. В результате многочисленных обращений в инстанции и безрезультатных переговоров с чиновниками, а также акций пикетирования Мингорисполком сказал свое слово. Заинтересованным гражданам позволено реализовать часть своих идей непосредственно около станции метро "Немига". Если все пойдет как надо, и планы не изменятся, на месте трагедии к весне следующего года "вырастет" стела из черного камня. На ней будут высечены имена и фамилии погибших. Там же появятся либо ангелы и икона Божьей матери, либо фигура скорбящей женщины (варианты обсуждаются). Вероятно, напротив стеклянных дверей выхода из метро будет сооружено некое подобие каплицы. Предполагается, что в выступах стены будут помещены лампада, свеча и стойка для цветов.
           Кстати, по сведениям Натальи Новоковской, поиски виновных той страшной давки уже закончились. Материалы дела для передачи его в суд были готовы еще в декабре прошлого года. Но, как известно, в суды они не поступали. Этому находятся разные объяснения. Среди них и предположение о нежелании суда принимать в производство "дело о Немиге". Кроме того, велика вероятность, что потенциальные осужденные могли вскоре быть амнистированы. Заметим: "стрелочниками" в деле о гибели 53-х человек сделали двух работников правоохранительных органов, следивших за порядком во время злополучного "праздника пива". Родителям назвали фамилии "виновных", но объяснить им, сколько это дело будет лежать мертвым грузом, никто не может.
           Зато, по мнению руководителя "Немиги-99", никто уже не питает иллюзий насчет возможности встречи родственников погибших с президентом. Новоковская уверена, что их многочисленные обращения до него просто не доходят. Однако в этом Наталья Михайловна видит не столько злой умысел чиновников, сколько нежелание самого Лукашенко вмешиваться в это дело.

ВАДИМ ДОВНАР



Аргументы и факты в Беларуси
/№22 от 30.05.2001/

ЧЕРНАЯ ДАТА

Трагедия на Немиге. Два года спустя

           СКОРО 2 года как произошла трагедия на Немиге. Будут ли когда-нибудь названы виновные в гибели 53 человек, и увековечат ли по-христиански память о погибших?
Е.Кудлович, Минск

           30 МАЯ в переходе на станции метро "Немига" соберутся родные погибших, друзья...
           А 26 мая на Кальварийском кладбище отец Игорь начал служить панихиду на открытии памятного знака жертвам трагедии. Пришли родственники и породненные горем... Поминали всех поименно.
           Сначала на Кальварийском клабище была скульптура Машеньки Иньковой, которую собственными руками сотворил любимой дочке скульптор-отец. Теперь это целый комплекс, в котором есть даже те самые "красные" ступеньки. В арке - символе храма на камне установлена табличка с именами шестерых, похороненных на этом кладбище, а в самом центре - бронзовая копия креста Ефросиньи Полоцкой. Здесь "перекресток" - сходятся, пересекаются вертикальная и горизонтальная плоскости, вечность и земная жизнь, - пояснил Николай Лукьянчик, один из авторов памятного знака.
           Бронзовая арка высотой в семь метров. На табличке написано: "На этом кладбище покоятся Машенька Инькова, Настенька Савко, Андрей Кулак, Светлана Лобан, Людмила Шкурдзе, Геннадий Рябоконь, трагически погибшие на Немиге в г. Минске 30 мая 1999 года".
           Памятные знаки будут установлены и на других кладбищах, где похоронены погибшие на Немиге.
           Долго добивались родители, чтобы память об их детях, о самой трагедии была увековечена должным образом. И наконец памятный знак был установлен. Наталья Михайловна Новаковская, председатель центра социальной защиты "Немига 99", рассказала: недавно на встрече с родными мэр Михаил Павлов пообещал, что будет и памятный знак в злосчастном переходе на Немиге. Может, даже летом. Скорее всего - ниша с подсветкой внизу и стелой наверху.
           Что касается следствия, то его материалы были готовы еще в конце прошлого года, но до сих пор в суд не переданы. Очередная отсрочка - до 30 мая, того самого дня...

Анна АНДРУШЕВИЧ