СЛЕДСТВИЕ



Советская Белоруссия
/№182 от 14.08.1999/

СЛЕДСТВИЕ БЛИЗИТСЯ К ЗАВЕРШЕНИЮ


           Расследование уголовного дела в связи с трагедией на станции метро "Немига" близится к завершению. По словам Генерального прокурора Олега Божелко, за это время было допрошено более 260 свидетелей, еще несколько человек дадут показания в ближайшее время.
           Закончено также большинство судебно-медицинских экспертиз, последние из них также находятся в стадии завершения. В общей сложности потерпевшими признаны 105 человек с учетом тех, кто погиб в подземном переходе. Информация о ходе следствия направлена Премьер-министру Сергею Лингу, который возглавляет комиссию по установлению причин этого чрезвычайного происшествия.
           Вскоре состоится заседание комиссии, которая обсудит результаты проведенного Прокуратурой расследования и познакомится с выводами министерств и ведомств, проводивших служебные расследования. "Пока же преждевременно говорить о том, какое будет принято решение по этому делу. Результаты расследования будут обязательно доведены до сведения всех, в том числе самих потерпевших и близких погибших", -- сообщил Генеральный прокурор.

Лариса ЛАЗАРЬ



Народная Газета
/№152 от 17.08.1999/

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ:...И О ТРАГЕДИИ НА НЕМИГЕ


           По делу о трагедии на Немиге допрошено более 260 свидетелей, потерпевшими признаны 105 человек (53 человека погибли). Расследование, по словам Божелко, подходит к концу. Говорить о том, каким будет решение по этому делу, преждевременно. Соответственно, и знакомиться с делом, которое не окончено, никто не может. Информация о ходе расследования направлена премьер-министру Сергею Лингу.



Белорусская газета
/№208 от 01.11.1999/


           Следствие по делу о событиях на Немиге продлено до 30 ноября.
           В этот день исполнится ровно шесть месяцев со дня трагедии, унесшей 53 человеческие жизни.
           О том, в какой стадии находится расследование, рассказал корр."БГ" ответственный работник прокуратуры республики, пожелавший остаться неназванным.
           - Сразу же после трагедии Александр Лукашенко заявил, что в ней виновных нет. Мол, роковое стечение обстоятельств. Минский мэр Владимир Ермошин подал прошение об отставке, но она не была принята. Выходит, виновных в гибели 53 человек нет и быть не может?
           - Говорить о том, что никто не виновен, пока преждевременно.
           Следствие сейчас анализирует происшедшее - там явно неоднозначная ситуация. Власть всегда виновата, поэтому Ермошин, почувствовав груз моральной ответственности, подал прошение об отставке. Любой имевший отношение к этой трагедии чиновник должен был поступить точно так же. Странно, но у ответственных работников МВД ничего не "заиграло".
           - Так ведь милицейское начальство отрапортовало, что правоохранительными органами было сделано все для предотвращения трагедии!
           - Это покажет следствие. Пока же тут - большой вопрос.
           - Известно, что юристы к понятию "моральная ответственность" относятся скептически. Как тогда насчет административной ответственности, уголовной?
           - Для этого опять же надо дождаться результатов расследования и доказать, что причинами трагедии стало либо халатное отношение к своим служебным обязанностям, либо их неисполнение. И в этом плане у нас есть существенные претензии к отдельным должностным лицам.
           - Лукашенко уже несколько месяцев назад оповестил общественность о завершении следствия. В то же время родителям погибших и пострадавших, как сообщалось в прессе, было отказано в рассмотрении их исковых требований о выплате государством денежных компенсаций. Где же правда?
           - Как Лукашенко понял, так информацию и преподнес. К моменту его заявления выяснение всех обстоятельств, связанных с трагедией, было завершено. Но выяснение обстоятельств и окончание следствия в процессуальном плане - это разные вещи. В настоящее время срок расследования по делу продлен, определенные процессуальные действия продолжаются: устанавливается принадлежность вещей (одежды, обуви и так далее), проводится масса необходимых экспертиз. Ведь по делу проходит около 150 потерпевших. Не будь их так много, следствие пошло бы намного быстрее. А так вроде установили всех потерпевших, но потом появляются новые люди, и следователю приходится начинать все сначала: искать принадлежащие пострадавшим вещи, проводить их опознание...
           - Воспоминания о пережитой драме им тяжело даются?
           - А как вы думали? Ведь они своими глазами видели, как у людей от удушья шла пена изо рта, как выкатывались наружу глаза. Поэтому многие вообще отказывались давать показания, поскольку среди них есть и такие, кого приходилось приводить в себя с помощью психотерапевтов. Допрашивать таких людей - весьма тонкое, деликатное дело. Некоторые из тех, кто чудом выбрался из завала людских тел, после пережитого кошмара несколько ночей подряд спали с открытыми глазами.
           Что касается денежных компенсаций. Заметьте, родители погибших начали требовать материального возмещения морального вреда буквально через пару месяцев после трагедии. Это кощунство, цинизм. Ведь исковое заявление подать можно всегда. Но когда идет расследование, когда не прошло и двух месяцев с начала следствия, бежать в суды... Кто подогревает этих людей и толкает их на неправильные действия?
           - Будет ли принято во внимание, что на этом празднике продавалось спиртное?
           - Ну и что? Нельзя никоим образом говорить о том, что это стало одной из причин трагедии.
           - Но ведь утверждают, что среди погибших было много пьяных.
           - Это не соотвествует действительности. Что касается мертвых, то среди 53 человек только у 10 в крови был алкоголь. Но его количество, как говорили по БТ, можно соотнести с употреблением кефира или бутылки пива. Один человек находился в состоянии сильного опьянения, два - средней степени, но эти трое на месте трагедии оказались случайно. У остальных погибших было обнаружено до одной промилле спирта в крови. С каждого трупа в морге были взяты для сравнительного анализа образцы крови - это достоверно установлено.
           - А среди потерпевших?
           - Все, кого доставляли в больницы, были исследованы. Многие и по сей день там лечатся. Судебно-медицинская экспертиза установит тяжесть причиненных им телесных повреждений. Данные о наличии в крови пострадавших алкоголя в момент доставки в больницы отражены в медицинских карточках пациентов.
           - Хотя бы к скорбной годовщине следствие закончит свою работу?
           - Думаю, расследование закончится в этом году. Поймите, у наших следователей, в отличие от банковских служащих, нет компьютеров, приходится пользоваться пишущими машинками. Кроме того, как я уже сказал, по делу проходит огромное количество потерпевших, каждый из которых имеет право ознакомиться со всеми материалами следствия в индивидуальном порядке. На это потребуется дополнительное время.
           - Допустим, но на сегодняшний день предъявлено ли кому-нибудь обвинение?
           - Пока нет. Но думаю, что скоро дело будет передано в суд.
           - Значит, виновные все-таки есть?
           - Будут.

Беседовала Ася ТРЕТЮК



Советская Белоруссия
/№67 от 18.03.2000/

СЛЕДСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

           Предварительные результаты расследования уголовного дела, возбужденного по факту трагических событий, происшедших 30 мая 1999 года на станции метро "Немига", были рассмотрены на коллегии республиканской Прокуратуры.
           Следственно-оперативная группа, работающая по данному делу, допросила потерпевших, получила результаты судебно-медицинской, судебно-психологической и других экспертиз, изучила массу документов, регламентирующих служебные обязанности ряда должностных лиц. Однако члены коллегии обратили внимание руководителя группы на необходимость дополнительного исследования некоторых обстоятельств трагедии. Так что следствие по "кровавому воскресенью" продолжается.



Белорусская деловая газета
/№738 от 22.03.2000/

НЕМИГА-99: ЧТО МЫ УСЛЫШИМ К "ЧЕРНОЙ ГОДОВЩИНЕ"?

           Расследование причин трагедии в подземном переходе станции метро "Немига", судя по всему, подходит к концу.

           Как стало известно "БДГ", следствие по уголовному делу прокуратура продлила в последний раз. После 30 апреля материалы уголовного дела должны быть, наконец, переданы в суд. Спустя год после трагедии, мы, возможно, получим внятное объяснение причин кровавого ЧП. Или в очередной раз услышим нечто философское вроде "все под Богом ходим"...
           На днях предварительные результаты расследования уголовного дела, возбужденного по факту трагических событий 30 мая 1999 года, были рассмотрены на коллегии республиканской Прокуратуры. Подробная информация об этих результатах не сообщается ни СМИ, ни родителям погибших детей. В пресс-релизе прокуратуры сказано лишь, что "следственно-оперативной группой определены и допрошены потерпевшие по делу, получены результаты судебно-медицинских, судебно-психологической и других экспертиз, истребовано и изучено множество документов, регламентирующих обязанности ряда должностных лиц". Тем не менее, как сообщает прокуратура, члены коллегии вновь сочли необходимым дополнительно исследовать обстоятельства, "имеющие существенное значение для объективного, полного и всестороннего расследования уголовного дела".
           Аналогичную отписку получили и потерпевшие, официально запросившие информацию о предварительных результатах следствия. В ответ им было сообщено, что по делу о гибели людей "выполнен значительный объем следственной работы". Кстати, сами родители не считают проведенную следователями работу исчерпывающей. Достаточно хотя бы сказать, что спустя десять месяцев после трагедии родственники погибших не обнаружили в представленных им материалах дела точного описания полученных детьми травм. Что это - всего лишь вопиющая халатность? Возможно, если черным по белому записать, что такой-то ребенок умер не от асфиксии, а от раны головы, это не повлияет существенно на судебные выводы. Но родителям, видевшим растерзанные тела своих детей, подобное поведение следственных органов понять и принять сложно. Язык не повернется назвать страшные, вполне вероятно, смертельные раны "несущественными подробностями". Об этом родители говорили следователям еще в прошлом году, но их требование не было услышано. А теперь им грозят - будете настаивать, начнем эксгумировать тела...
           Создается впечатление, что вывод следствия предопределен. Тем более, что властям все было понятно еще в августе прошлого года. Президент уже тогда говорил об окончании следствия и о "страшном несчастном случае". Тогда же вынесла свой вердикт и правительственная комиссия. Какой - неизвестно. Свои выводы она направила следствию. А теперь следствие передает материал в правительство. Родители поинтересовались, кто на этот раз возглавит правительственную комиссию - неужели Владимир Ермошин? Неужели новый премьер будет разбирать обстоятельства трагедии, случившейся во время его пребывания на посту мэра? Ведь это, мягко говоря, некорректно... И тем не менее именно премьер-министру предстоит в очередной раз дать оценку своей работе в столице.
           Итак, к "черной годовщине" суд, скорее всего, ответит на вопрос: кто виноват в нелепой гибели 53 человек? Вряд ли будут названы конкретные фамилии - напомним, что законодательства, регламентирующего проведение массовых акций, на тот момент не существовало. Да и родители уже давно говорят, что им "не нужны ни расстрелы, ни деньги". Но ответ "во всем виновата погода" им тоже не нужен. Они хотят услышать объективный анализ причин гибели детей. В этом теперь смысл их жизни.

МАРИЯ ЯРОВЕНКО



Белорусская газета
/№236 от 29.05.2000/

           На прошлой неделе генеральный прокурор Олег Божелко пытался прояснить журналистам ситуацию с расследованием дел, которые, несмотря на свою давность, по-прежнему вызывают большой общественный интерес.
           В частности, у Божелко спросили: почему до сих пор не названы виновные в трагедии на станции метро "Немига"? На это генпрокурор смог лишь ответить, что на состоявшейся в марте коллегии прокуратуры, на которой присутствовали и представители МВД, был высказан ряд критических замечаний и предложений в адрес следствия. Божелко допускает, что со стороны работников органов внутренних дел были допущены определенные нарушения при организации охраны общественного порядка в день проведения мероприятия 30 мая 1999г. За год работы прокуратура так и не определилась, был ли в действиях сотрудников МВД состав уголовного преступления, либо они просто совершили дисциплинарный проступок.



Белорусская газета
/№244 от 24.07.2000/

СУДЕБНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ТУМАННЫ

           Лед тронулся. Родители трагически погибших на Немиге детей получили наконец доступ к материалам следствия, сроки которого, как известно, на протяжении года и двух месяцев постоянно продлевались.

           Собственно, дело не закончено и по сей день: прокуратура республики продлила расследование до 30 сентября. Что заставило выйти из "зоны умолчания" высший надзорный орган - покажет время.
           Пока же, если судить по материалам предварительного расследования, можно сделать вывод: свалив все беды на стихию, Лукашенко поторопился.
           Первыми для ознакомления с материалами дела были приглашены родители Маши Иньковой и их представитель - руководитель правозащитного центра "Правовая помощь населению" Олег Волчек.
           Справка "БГ". Олегу Волчеку 32 года. Закончил юридический факультет БГУ. В 1994-98гг. работал старшим следователем прокуратуры Фрунзенского района Минска. Общественное объединение "Правовая помощь населению" возглавил в 1998г.
           - С первого дня трагедии, - рассказывает Волчек, - я и родители погибших ни на йоту не сомневались в том, что виновные в смерти 53 человек есть. Поэтому ревностно добивались результатов расследования, оставаясь долгое время в полном неведении. Больше всего претензий высказывалось в адрес МВД и ГУВД Мингорисполкома.
           Ознакомившись с материалами дела, стало ясно, что мы были недалеки от истины. Но о милиции чуть позже. Вначале несколько слов об организаторах этого злополучного молодежного праздника.
           До сего момента в их числе упоминались "Класс-клуб "Джасс-Крафт", АО "Оливария", радиокомпания "Мир". Следствие обнаружило еще несколько коммерческих структур, имеющих к описываемым событиям самое непосредственное отношение.
           Сигаретная компания "Магна" вышла на немецкое рекламное агентство "Леонардо" с просьбой помочь в подготовке рекламного шоу в Беларуси. "Леонардо" связалось с МП "Евростиль" в Минске, оно, в свою очередь, - с "Класс-клубом "Джасс-крафт". Вскоре в организацию праздника были вовлечены радиостанция "Мир", группа "Манго-Манго", АО "Оливария", ГУВД Мингорисполкома, включая ОМОН.
           Призы участникам праздника и пиво, как сообщило агентство "Леонардо", должна была оплатить некая, скорее всего, "левая" фирма "Антадег". "Левая", поскольку юридический адрес этой фирмы в Минске находился на улице Оранского в частном доме, где кроме диспетчера застать никого не удалось. Директора этой фирмы никто не видел, а только слышали по телефону.
           Посмотрев документы, я сразу понял, что есть смысл проверить легальность происхождения денег, потраченных на данное мероприятие, и сказал об этом следователю. Он ответил, что перед следствием стоит иная задача: установить связь между трагедией и ее причинами. Для себя же я сделал вывод, что молодежные праздники проводят далеко не ради самой молодежи... Безусловно, без государственной "крыши" такие грандиозные мероприятия, да еще в центре города коммерсанты вряд ли могли организовать своими силами. Как я увидел в протоколах допросов, руководитель "Класс- клуба" Окулич свободно мог зайти в кабинет заместителя председателя Мингорисполкома Гурина, начальника ГУВД Тарлецкого, главы администрации Центрального района Попкова и других представителей власти. На документах, которые ему подписывали, вы не найдете ни входящих номеров, ни резолюций. И это вызывает большие подозрения - значит, власть заинтересована в проведении подобного рода массовых мероприятий.
           - Какие силы милиции были задействованы в тот роковой день?
           - Согласно материалам дела, установлено, что на празднике 30 мая было задействовано 195 сотрудников милиции. Сюда входили ОМОН, патрульно-постовые службы, транспортная милиция, рядовые воинской части. Милиция и ОМОН были сконцентрированы в основном вокруг сцены, где выступала группа "Манго-Манго", у пивных палаток и реки. Подземный переход станции метро "Немига" оказался фактически вне поля зрения стражей порядка. Там не догадались поставить наряд милиции, чтобы в случае необходимости перекрыть людской поток. Зато за зданием спорткомплекса "Трудовые резервы" стоял автобус с 20 омоновцами.
           - Которые, как писала "БГ", спрятались там от дождя и ждали команды "сверху". Это соответствует действительности?
           - Так оно и было. Когда людской поток хлынул к подземному переходу, омоновцы оказались от места происшетствия на недопустимо далеком расстоянии. В своих показаниях следствию командир отделения омоновцев Барсуков рассказал, что его резерв всегда "заслоняет" метро. В этот день они должны были, как обычно, за 10-15 минут до окончания праздника выйти из автобуса и перекрыть вход в подземку. Иной команды им не поступало.
           Следствием установлено, что ответственным за этот праздник был заместитель начальника ГУВД полковник Русак (тот самый, который руководил "парадом" в здании Минского городского суда в день вынесения приговора Михаилу Чигирю - А.Т.), начальник отдела городской милиции Кондратьев, за действия омоновцев ответственным был назначен Подобед. Эти начальники отвечали за расстановку сил.
           По имеющемуся в распоряжении следствия плану видно, что, когда людской поток хлынул к подземному переходу, основные силы милиции до последнего момента были сосредоточены у сцены и пивных палаток.
           Концерт группы "Манго-Манго" начался ровно в 20 часов. Через 10 минут начался дождь, позднее посыпался град. Толпа, а это примерно 2,5 тысячи людей, побежала к метро. Почему к метро? Во- первых, со стороны реки был милицейский заслон, рядом - стройплощадка, через которую тоже невозможно было пройти. Русак по рации дал Кондратьеву команду перекрыть проспект Машерова от Дворца спорта до "Трудовых резервов", чтобы люди не смогли выйти на проезжую часть. Поскольку все кругом было перекрыто, не оставалось ничего другого, как выбежать на проезжую часть, но милиция начала теснить людей назад. Толпа хлынула в подземку.
           Дежурившие в здании метрополитена два милиционера стали по рации просить помощи, и только тогда Русак дал команду Кондратьеву задействовать ОМОН. Пока Кондратьев связывался с Подобедом, а Подобед - с командиром роты ОМОНа Гайдуком, время было упущено: полтысячи человек метнулись в метро. Милиции там не оказалось, сдержать толпу было некому, началась давка. Прибежавшие к месту происшествия Гайдук с ротой омоновцев начали рассекать лавинообразный поток, но что могли сделать шесть человек?
           Тогда Гайдук запросил помощи у командира группы резерва ОМОНа Барсукова. Только тогда общими усилиями удалось сдержать натиск толпы и оттеснить ее назад. Слышался стон тех, кто оказался придавленный телами, начали выносить пострадавших из людского завала.
           Таким образом, милиция сама загнала людей в метро и тем самым создала опасные для их жизни условия. Это следует из показаний следствию потерпевших и свидетелей. Кроме того, установлено, что милицейские рации были настроены на разных частотах: у ОМОНа - одна частота, у ГУВД - другая, у ГАИ -третья. Рядовые милиционеры вообще не имели возможности напрямую связаться со своими начальниками.
           По этому делу была проведена психологическая экспертиза. Вниманию экспертов были предложены видеокассеты самого праздника до начала стихии, чтобы они могли ответить на вопрос следствия: каковы действия толпы в экстремальной ситуации? В заключении на семи листах эксперты пришли к выводу: организаторы праздника и милиция должны были отдавать себе отчет в том, что на концерт придет молодежь от 15 до 18 лет. Предпосылок тому было много: усиленная реклама, обещающая бесплатную рок-музыку, пиво. Но когда начался сильный дождь с градом, молодежь была разогрета не только от музыки. Естественно, кто-то бежал в подземку медленнее, кто-то быстрее, подвыпившие ребята напирали сзади, сбивая с ног бежавших впереди. Последние падали друг на друга, образовав за каких-то две минуты груду из тел - сработал эффект толпы. Эксперты считают, что в данной ситуации нельзя было допустить такой большей скученности людей в одном месте.
           Кроме 53 погибших, в этой трагедии пострадало около 300 человек.
           - Так все-таки пьяные на этом празднике были? Меня, например, убеждали в прокуратуре, что речь можно вести лишь о кефирных дозах алкоголя в крови погибших.
           - У погибших - да. Что касается остальных, то я далек от этой мысли. Это же следует и из показаний пострадавших и свидетелей.
           Но судите сами. С АО "Оливарией" была договоренность на поставку к празднику 5.100 литров пива, которое бесплатно раздавалось в шести пивных киосках. В одни руки "наливали" по пол-литра. Если исходить из общей численности участников праздника 2,5 тысячи человек, то каждому досталось в среднем по два литра бесплатного пива. Между прочим, в тот день работниками милиции было задержано 29 человек. Причем задерживали только тех, кто едва держался на ногах.
           - Как вы оцениваете работу республиканской прокуратуры сегодня - ведь долгое время на материалы следствия было наложено табу?
           - Если я раньше критиковал действия прокуратуры, то сегодня можно сказать, что пока она идет в правильном направлении. Работа, где задействованы действительно самые опытные следователи, проделана очень большая и сложная. Когда родители погибшей Маши Иньковой ознакомились с материалами дела, то признались, что им стало намного легче, потому что они узнали наконец правду - виновные в трагедии есть. Назовет ли их суд - другой вопрос.
           Интересный момент. По справкам из Минюста и юридического отдела Мингорисполкома, на тот момент якобы не существовало никакого закона, регламентирующего порядок проведения массовых праздников подобных тому, который прошел 30 мая. Тем не менее прокуратура раскопала один документ - устав патрульно-постовой службы милиции, утвержденный приказом министра МВД. В этом приказе четко прописано, как органы правопорядка должны поступать в чрезвычайных ситуациях. Оказывается, они должны заранее обследовать место проведения праздника с целью изучения самых опасных зон, продумать, где необходимо выставить заградотряды, согласовать свои действия со всеми городскими службами, затребовать данные гидрометеоцентра. И если бы милиция руководствовалась этим нормативным документом, строго выполнила все его требования, трагедии бы не случилось.
           Милицейские начальники Русак и Кондратьев отвергли, что они получили информацию метеоцентра о надвигающейся грозе. На самом деле в материалах следствия имеется справка о том, что метеоцентр оповещал не только ГУВД, но и другие ведомства, не говоря уже о том, что прогноз погоды звучит во всех информационных теле- и радиопередачах.
           - Все-таки почему прокуратура так долго молчала?
           - Когда я ознакомился с материалами дела, понял, что прокуратуре все происходящее в тот день стало известно еще в июне прошлого года. Потому что, повторяю, следователи сработали очень качественно. Если судить по тому, с какой профессиональной дотошностью проведены допросы милицейских начальников, будет кому предъявить обвинение. На мой взгляд, несмотря ни что, прокуратура все-таки должна оставаться независимым органом, а не подстраиваться под кого бы то ни было и ждать команды "сверху".
           Согласно уголовно-процессуальному законодательству, прокуратура могла представить заинтересованной стороне материалы для ознакомления только по окончании следствия. Однако поступила по- другому. Возможно, это связано с грядущими парламентскими выборами, чтобы каким-то образом смягчить настроение родителей, потерявших детей, чтобы они не начали выходить на пикеты, не проводили пресс-конференции. Возможно, прокурорским работникам надоело быть притчей во языцех. Возможно, прокуратура сегодня нуждается в поддержке общества, чтобы довести это сложное дело до конца: все-таки перед судом могут предстать далеко не стрелочники, а милицейские чины среднего и высшего звена ГУВД Мингорисполкома. И без того в народе устоялось мнение, что прокуратура покрывает милицию. Я не исключаю того, что сейчас на следствие оказывается давление. Еще полгода назад следователь Комаровский (он умер три недели назад) сказал мне: "Мы проделали большую работу, но, скорее всего, без пользы - идет очень большое противодействие". Почему сегодняшние действия прокуратуры не стыкуются с тем, что сказал Лукашенко год назад, - тоже интересный вопрос. Знаю лишь, что в стане прокурорских чиновников началось брожение, их не устраивает не только зарплата. Они видят, что и по сей день существует телефонное право, растет коррупция, с которой на самом деле никто и не борется. Люди поставлены перед выбором: либо служить закону, либо руководствоваться политической целесообразностью. Вместе с тем следователи понимают: если дело "Немиги" не дойдет до суда, за это будет отвечать не тот, кто отдает устные указы, а чья подпись стоит на обвинительном заключении.
           - Прокуратура отдает себе отчет в том, что как только будут названы виновники трагедии, в суды косяком пойдут иски?
           - Следователи не скрывали от родителей, потерявших своих детей, что они вправе подавать иски в суды о компенсации морального вреда. И если еще недавно это сделали только три семьи, то сегодня компенсации намерены добиваться все семьи, потерявшие своих детей. Речь будет идти о сумме, эквивалентной не менее одной тысяче долларов. А почему бы и нет? Шейман вон какую цену заломил за свои поруганные достоинство и честь.
           Дело "Немиги" обещает стать громким, и родители погибших намерены идти до конца. Они хотят не столько наказать виновных, сколько показать правду о гибели детей, заставить власть жить по законам, отвечающим требованиям цивилизованного мира. Чтобы трагедия никогда не повторилась.

Ася ТРЕТЮК



Советская Белоруссия
/№272 от 01.11.2000/

ПОТЕРПЕВШИХ СТАНОВИТЬСЯ ВСЕ БОЛЬШЕ

           Срок следствия по делу, связанному с трагедией в подземном переходе станции метро "Немига", когда погибли 53 человека, продлен до конца этого года. По словам Генерального прокурора Олега Божелко, это связано прежде всего с постоянным ростом количества потерпевших.
           Если в первые месяцы о полученных телесных повреждениях различных степеней тяжести заявили 160 участников этого ЧП, то сейчас их насчитывается уже 270. И каждый из них, как и родственники погибших, имеют полное право ознакомиться с ходом следствия. А это процесс не только длительный, но и достаточно сложный, поскольку само дело насчитывает 14 томов. Кстати, во время следствия специалистам пришлось провести более 300 экспертиз и свыше 160 опознаний. Кроме того, в некоторых заявлениях потерпевших содержались жалобы на неквалифицированную помощь, оказанную им медиками. Все эти факты следователями тщательно проверяются, опрашиваются более 50 бригад "скорой помощи", работавших в тот день по экстренным вызовам. По данным, полученным следствием, пока нет никаких оснований говорить о том, что такие факты действительно имели место. Как отмечает Генеральный прокурор, на сегодняшний день обвинение по этому делу никому не предъявлено. У следствия нет также данных, что в случившемся виновны должностные лица. В первой половине декабря состоится заседание коллегии Прокуратуры, на котором будет детально проанализирован ход расследования по данному делу.

Лариса ЛАЗАРЬ



Советская Белоруссия
/№146 от 30.05.2001/

РАССЛЕДОВНИЕ ТРАГЕДИИ НА НЕМИГЕ ЗАВЕРШЕНО

           Уголовное дело по факту гибели 53 человек в подземном переходе станции "Немига" Минского метрополитена завершено.
           Все материалы переданы в суд. Об этом сообщил "Интерфаксу" депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси Анатолий Красуцкий, который два года назад возглавлял парламентскую комиссию по организации похорон погибших.
           30 мая 1999 года в результате стихийно возникшей давки в подземном переходе станции метро "Немига" погибло 53 человека, в основном люди молодого возраста.
           По словам А.Красуцкого, по данному делу обвиняются два сотрудника органов внутренних дел. Им вменяется в вину "неполное выполнение возложенных на них должностных обязанностей" при осуществлении мер охраны порядка. При этом депутат не стал уточнять звания и должности сотрудников милиции. Он лишь заявил, что "высокий ранг - понятие растяжимое и как всегда у нас находятся стрелочники".
           По мнению парламентария, судебные органы должны максимально оперативно рассмотреть это дело и вместе с прокуратурой информировать общественность о результатах следствия и судебном решении. Это позволит снять напряжение и кривотолки вокруг трагедии на "Немиге", полагает А.Красуцкий.
           Депутат сообщил, что родители погибших и городские власти нашли компромиссное решение по увековечению памяти погибших. Предполагается, что на месте трагедии будет создана стена памяти с высеченными на камне фамилиями погибших, установлена скульптурная фигура скорбящей матери и капличка, где можно будет ставить свечи.



Белорусская деловая газета
/№973 от 30.05.2001/

ЧУЖАЯ БЕДА?

30 мая 1999 года на Немиге погибли 53 человека. Виновные в их смерти до сих пор не названы

           Ровно два года назад в день Святой Троицы во время пивного праздника, когда внезапно начался ливень с градом, в давке в подземном переходе возле станции метро "Немига" погибли 53 человека. По факту массовой гибели людей республиканской прокуратурой было возбуждено уголовное дело. И хотя президент уже на следующий день после трагедии заявил, что не надо искать виновных - во всем виноват дождь, правозащитники и родители погибших считают, что виновные есть. "Нерасторопность" же прокуратуры они объясняют политическим заказом: очевидно, рассмотрения этого дела в суде следует ждать не раньше, чем пройдут президентские выборы. Но это - в лучшем случае, поскольку суд может не состояться вообще.
           Сроки окончания расследования постоянно переносились: 30 июля, 30 сентября, 31 декабря 1999 года, 29 февраля, 30 апреля 2000 года, наконец, 30 мая 2001-го... Частично с материалами дела родителям позволили ознакомиться лишь в июле прошлого года. В числе первых была семья Иньковых, у которой в давке в подземном переходе погибла 15-летняя дочь Маша. Представителем Михаила Инькова стал руководитель правозащитной организации "Правовая помощь населению" Олег Волчек. Впрочем, как еще раньше рассказывала "БДГ" председатель общественного объединения "Центр социальной защиты "Немига-99" Наталья Новаковская, накануне парламентских выборов тогдашний зампред Мингорисполкома Виктор Чикин, узнав о том, что родителям помогает правозащитник Волчек, предупредил: "На войне как на войне. Смотрите, если перед выборной кампанией что-то не так скажете..." Уже позже родители провели пикет в районе Немиги - стояли на улице восемь часов кряду с плакатом "Виновных за гибель детей - к ответственности!" В другой раз власти попытались спровадить родителей на площадь Бангалор. Но они написали мэру Минска письмо: почему он посылает их туда, где выгуливают собак? Ответа не последовало.
           В декабре родителям сообщили, что, как только пройдут новогодние праздники, обвинение будет предъявлено. Причем, по словам Олега Волчека, обвинение будто бы планировалось предъявить первому заместителю начальника милиции общественной безопасности ГУВД Мингорисполкома Виктору Русаку и начальнику отдела по массовым мероприятиям милиции общественной безопасности ГУВД Мингорисполкома Михаилу Кондратину.
           - Когда начался дождь и люди начали выбегать на проезжую часть, по сути, сотрудники правоохранительных органов начали вытеснять людей к метро, - считает Олег Волчек. - Это подтверждает и судебно-психологическая экспертиза, в заключении которой сказано: "Так как место проведения праздника предполагало единственный путь отхода от дождя после перекрытия проспекта Машерова отрядом ОМОН в сторону подземного перехода, толпа направилась именно туда". Впрочем, из материалов дела видно, что основная вина - на начальниках, безответственно подошедших к выполнению обязанностей: они не смогли обеспечить радиосвязь между всеми подразделениями, неправильно осуществили расстановку сил. Вот фрагмент из протокола допроса В.Русака: "...Когда начался дождь, большая часть молодежи побежала в сторону метро... В этот период в метро наших сотрудников милиции, которые непосредственно осуществляли охрану порядка проводимого праздника, не было, кроме наряда сотрудников милиции метрополитена. Находиться в метро не было необходимости..." О том же говорит в протоколе допроса и М.Кондратин: "...Пешеходный переход метро через улицу Немига никогда не доставлял нам хлопот и никогда не перекрывался ранее. Поэтому мы не обращали внимания на него..." (Все цитаты приводятся по тексту бюллетеня "Кто виноват?", изданного объединением "Правовая помощь населению". - Ред.). Так что - не дождь виноват.
           И родители, и правозащитники полагают, что прокуратура не доводит дело до суда из-за оказываемого на нее "сверху" давления: осенью пройдут президентские выборы, и сейчас Лукашенко не заинтересован в общественном резонансе, который может возникнуть в ходе суда. К тому же обвинение может быть предъявлено высоким милицейским чинам, что скажется на авторитете милиции.
           А пока родители сражаются за память о своих детях, поскольку до сих пор на месте трагедии нет постоянного памятника - есть лишь "временный знак". Ранее они хотели установить каплицу и создать здесь мемориальную зону. Но только теперь, в начале мая, стало известно, что мемориальная стела в районе Немиги все-таки может быть установлена. Однако для принятия такого, казалось бы, простого решения власти понадобилось целых два года. А сколько понадобится еще времени для его реализации? И усилий, чтобы напомнить людям, какая именно страшная трагедия произошла 30 мая 1999 года?..

           P.S. В минувшую субботу в присутствии родителей, родственников и друзей погибших, а также премьер-министра Владимира Ермошина и министра внутренних дел Владимира Наумова на Кальварийском кладбище был открыт памятный знак и отслужен молебен по погибшим на Немиге. Что же касается Александра Лукашенко, то "53 рубца на его сердце", похоже, рассосались очень быстро.



Белорусский рынок
/№27 от 09.07.2001/
КРАЙНЕЙ ОКАЗАЛАСЬ МИЛИЦИЯ

Республиканская прокуратура Беларуси предъявила двум сотрудникам ГУВД г. Минска обвинение пo уголовному делу, возбужденному в связи c трагедией на станции метpo "Немига" 30 мая 1999 г.

           В этот день возвращавшиеся c концерта зрители ринулись в метpo, спасаясь от дождя. В образовавшейся у входа давке 53 человека погибли и 164 получили телесные повреждения. Следствие не обнаружилo достаточныx оснований для привлечения к ответственности городскиx властей, утвердившиx программу развлекательныx мероприятий, которые включали в себя выступление популярныx музыкальныx коллективов и бесплатную раздачу пива. 4 июля родственники погибшиx, иx представители и пострадавшие были приглашены для ознакомления c результатами следствия. Обвинение в халатности (ст. 168 "старогo" Уголовногo кодекса Беларуси) предъявленo заместителю начальника минскогo ГУВД подполковнику Виктору Русаку и майору милиции Михаилу Кондратину. Статья предусматривает наказание лишением свободы на срок дo 3 лет, или исполнительными работами дo 2 лет, или увольнением c должности. Новый Уголовный кодекc (ст. 428), если бы был применен в данном случае, предлагал бы более сильное наказание - лишение свободы на срок дo 5 лет. Оба обвиняемыx не признают себя виновными. В. Русак отказался в этой связи от показаний. М. Кондратин как участник ликвидации последствий чернобыльской катастрофы подпадает под амнистию, нo от ее применения отказался, так как этo равносильнo признанию вины. Интереснo, чтo возложить вину за трагедию на милицию решили уже давнo. 25 мая прошлогo года бывший Генеральный прокуpop Беларуси Олег Божелкo сообщил на преcc-конференции, чтo, согласнo предварительным результатам расследования, "работники органов внутренниx дел допустили определенные нарушения".



Белорусская газета
/№295 от 7/30/2001/

ВЯЛОТЕКУЩЕЕ РАССЛЕДОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

У трагедии на Немиге появилась судебная перспектива

           Роковой вечер 30 мая 1999г. унес 53 молодые жизни. Число тех, кто в этой мясорубке получил разные степени телесных повреждений, зашкалило за 260. Лукашенко призвал общественность не искать виновных, мол, всему виной роковое стечение обстоятельств. Лишь по прошествии двух с лишним лет, когда следствие по делу закончилось, стало ясно, кого на самом деле прикрывал своим телом гарант конституционных прав и свобод граждан.
           Что же все-таки привело к этой страшной трагедии, унесшей человеческие жизни: погодная стихия или бездействие властей? Ответ на этот вопрос дают материалы уголовного дела N110217 (стиль изложения документов сохранен).
           19 марта 1999г. Из письма представителя рекламного агентства МП "Евростиль" Сергея Филиппова сотруднику немецкой фирмы "Леонардо" Стефану Готвальду: "Высылаю Вам акции "Магна", как было оговорено ранее. Мы предлагаем организовать этот праздник на центральном проспекте Минска (столицы Белоруссии) 30 мая 1999г. Главной задачей этой акции является создание положительного имиджа торговой марки. Мы собираемся пригласить музыкантов и организовать тестинг пива. Каждый, кто принесет 10 крышечек от любой пачки "Магна", получит 0,5 л пива".
           Из протокола допроса заместителя председателя Минского горисполкома Василия Гурина: "...В частности, по пивному празднику "Аливария" от ООО "Класс-Клуб ДК" поступило предложение о проведении такого праздника. Я согласился с таким предложением, так как это обычное развлекательное мероприятие для молодежи. Причем они проходят всегда традиционно".
           Следователю по особо важным делам Прокуратуры РБ Комаровскому от директора ТД "Оливария" Майоровского: "ОАО "Оливария" сообщает вам, что 30.05.1999 года согласно договору N19414 и на основании предоплаты... ООО "Антадег" (нигде не зарегистрированная фирма, оплатившая расходы, связанные с "пивным" праздником - А.Т.) было отпущено 5.100 литров пива сорта "Раковский бровар..."
           Из допроса милиционера ОМОНа ГУВД Мингорисполкома Василия Судака: "Пьяных было довольно много, задержанных грузили в автобус и увозили. Я и Илимович задержали около 5 человек пьяных, в т.ч. 16-летнего в сильной степени опьянения. Как я понял, люди эти в таком состоянии пришли на праздник, добавили еще пива на жаре... Еще до дождя во время патрулирования набережной мы задерживали лиц, распивавших водку".
           Из протокола допроса кассира-контролера Минского метрополитена Людмилы Иванченко: "...Лично я несколько раз выходила к переходу, видела, что там много людей, которые лежали друг на друге. Позже прибывшие работники милиции и медицинские работники вытаскивали пострадавших, оказывали им помощь. Перед происшедшим... какие-либо значительные группы работников милиции или ОМОНа не проходили... многие пассажиры, входившие в метро, были возбуждены, особенно молодежь. Было заметно, что некоторые из них в состоянии алкогольного опьянения".
           Врач Эдуард Козырев: "...Два моих фельдшера также занимались реанимацией пострадавших. Работать было трудно. Люди пытались перегородить дорогу нашей машине, не давали возможности отвезти пострадавших. Они находились в состоянии сильного воздействия. Я думаю, это вызвано и сложившейся ситуацией, и тем, что молодежь была в состоянии алкогольного опьянения".
           13 сентября 1999г. Из протокола допроса начальника отдела собственной безопасности ГУВД Мингорисполкома Владимира Родиончика: "Отделом собственной безопасности ГУВД Мингорисполкома проводилось служебное расследование причин трагедии на станции метро "Немига" 30 мая 1999г., точнее, оценивались действия должностных лиц и личного состава ГУВД по организации и проведению этого мероприятия с точки зрения охраны общественного порядка. По результатам служебного расследования составлено заключение, в котором сделан вывод о том, что гибель граждан в подземном переходе станции метро "Немига", произошедшей в результате несчастного случая из-за внезапного изменения погодных условий, а действия МОБ ГУВД и личного состава органов и подразделений ГУВД по недопущению массовой гибели граждан и спасению пострадавших - профессионально грамотными и самоотверженными".
           Из протокола допроса 1-го заместителя начальника милиции общественной безопасности ГУВД Мингорисполкома Виктора Русака: "Во время концерта примерно в 20.35 резко потемнело. Начался сразу, резко большой ливень и град. Размеры града были до 1 см. В это время я был возле пивных палаток, и мне были хорошо видны сцена и зрители. Пошел ливень с градом, и отдыхающие, а это в основном молодежь, как с низкого старта сорвались и побежали в сторону метро. Часть молодежи побежала через дорогу в противоположную сторону пр-та Машерова к жилым домам. Все бежали от внезапно возникшей стихии. Я увидел, что к метро бежит большой поток людей, и дал команду Кондратину выставить цепочку из сотрудников вдоль проезжей части и цепочку... на верхней площадке входа в метро. Цель цепочки была не задерживать людей, а помочь им не создавать пробки и чтоб не мешали друг другу. Команда была отсечь толпу и обеспечить безопасный проход в метро... От и.о. командира ОМОНа Подобеда Юрия Николаевича я получил по рации сообщение, что цепочка на верхней площадке сметена. Требуется помощь. Я даю команду использовать резерв ОМОНа и отсечь толпу от входа в метро... Резерв, который был послан, сумел остановить толпу на верхней площадке входа в метро. В принципе уже все бегущие остановились... В это время уже через дежурного были вызваны "скорые помощи", и стало известно, что имеются жертвы... Я считаю, что причиной этой страшной трагедии стала стихия".
           Из протокола допроса командира ОМОНа Юрия Подобеда: "Буквально когда начался дождь, по времени я не могу сказать точно, по рации Русак мне дал команду выставить цепочку сотрудников ОМОНа вдоль проезжей части проспекта Машерова, чтобы не допустить зрителей на проезжую часть проспекта. Движение по нему тогда не было перекрыто. И буквально через несколько минут опять же Русак по рации дал мне команду направить сотрудников ОМОНа к входу в пешеходный переход станции метро "Немига". Эти команды поступили мне от Русака, когда уже шел сильный дождь. Где в это время был Русак, откуда он подавал команды, я не могу сказать, его не видел..."
           Из допроса начальника отдела по массовым мероприятиям милиции общественной безопасности ГУВД Мингорисполкома Михаила Кондратина: "Внезапно начался проливной дождь, град. Я находился в это время за зданием Дома физкультурников. По рации в этот момент я получил команду от Русака снять цепочку сотрудников ОМОНа вдоль проспекта Машерова и направить сотрудников к станции метро "Немига". Я, в свою очередь, поставил задачу перед Подобедом, он сказал, что понял. Очень быстро, почти сразу, в пределах двух минут поступила команда от Русака по рации направить резерв к станции метро "Немига" на помощь. Что там происходило, я не знаю, не видел... Не доходя до станции... возле рекламного щита я остановился, посмотрел в сторону перехода, увидел, что оттуда уже несут на руках людей. Я понял, что произошло чрезвычайное происшествие".
           Из протокола допроса помощника командира взвода ОВД по охране порядка Минского метрополитена Сергея Коршунова: "...Самого начала падения людей я не видел. Поэтому причины начала падения я назвать затрудняюсь. Могу только предположить, что из-за начавшегося дождя люди в массе бросились в переход, многие из молодых людей были в состоянии алкогольного опьянения... В переходе находились сотрудники нашего отдела, других работников милиции или сотрудников ОМОНа я не видел".
           27 июля 1999г. Из постановления старшего следователя по особо важным делам Прокуратуры РБ Комаровского о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия: "Кроме версий о том, что гибель людей стала трагическим стечением непредвиденных обстоятельств, следствием проверяются версии вероятной причинной связи с наступившими последствиями следующих факторов: неправильной организации проведения подобных культурно массовых мероприятий, недостаточной деятельности ГУВД Мингорисполкома по обеспечению охраны общественного порядка и общественной безопасности граждан во время проведения праздника; нормальной работы станции метро "Немига", нарушений при проектировании и строительстве этого перехода... По делу допрошены все сотрудники милиции, участвующие в охране общественного порядка. Установлено, что ответственными за организацию охраны общественного порядка в этот день являлись Русак В.Л. и Кондратин М.А... Подразделения милиции ГУВД Мингорисполкма - ОМОН, Центральный РОВД и ОВД по охране Минского метрополитена действовали по своим, разработанным руководителями этих структурных подразделений планам. Несогласованные действия привели к тому, что в районе входа в подземный переход станции "Немига" до происшедшей трагедии наряды не выставлены, движение потока людей в пешеходный переход не регулировалось..."
           Из протокола допроса командира роты ППСМ ОВД по охране Минского метрополитена Леонида Нестера: "Когда я зашел на станцию, было пассажиров немного, я дал указание открыть двери и запускать людей. После этого я пошел к входу в подземный переход со стороны Дворца спорта помогать пострадавшим... Со стороны собора на входе в метро никого из сотрудников милиции ГУВД я не видел".
           Из протокола допроса старшины милиции ОВД по охране Минского метрополитена Сергея Жибуля: "Сколько времени продолжался этот кошмар, не знаю. Когда сверху всех стали теснить, в переходе уже появился наш ответственный по отделу командир роты Нестер Леонид Леонидович. Он уже руководил дальнейшими событиями. Я в дальнейшем стоял в оцеплении, чтобы никто не мешал спасению людей... Других милиционеров я не видел..."
           Из заключения судебно-психологической экспертизы: "Направление передвижения бегущих людей, пытающихся укрыться от дождя, было задано особенностями места проведения праздника (праздник проходил в пространстве, ограниченном проспектом, манежем и собственно сценой, где едва ли не единственным местом укрытия от непогоды был подземный переход) и выставленным ОМОНом оцеплением вдоль проспекта Машерова. В результате движения толпы на ступеньках подземного перехода станции метро "Немига" возникла давка и свалка, вследствие чего погибли люди...
           В момент начала грозы толпа гуляющая, праздничная превратилась в толпу спасающуюся. Именно в этот момент требовалось оперативное управление толпой (четкие команды через мегафон, громкоговорящую связь, определяющие направление движения людей и др.)".
           Февраль 2001г. Из постановления начальника следственного отдела по особо важным делам Прокуратуры РБ Кудина о прекращении уголовного дела в отношении организаторов праздника: "Должностные лица Мингорисполкома, ООО "Класс-Клуб ДК", МП "Евростиль", ОАО "Пивзавод "Оливария", "Антадег" и МТРК "Мир" в полном объеме выполнили возложенные на них законом и договорами обязательства, и нарушений в их действиях не установлено. Ответственными за обеспечение общественного порядка и общественной безопасности граждан на празднике были назначены должностные лица ГУВД Мингорисполкома.... Виновными в гибели людей (погибли 53 человека и 264 получили повреждения различной степени тяжести - А.Т.) являются должностные лица ГУВД, которые не организовали должным образом охрану общественной безопасности граждан на данном массовом мероприятии".
           20 июня 2001г. Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого по уголовному делу N110217 полковника милиции Русака В.Л. и предъявлении ему обвинения в совершении преступления, предусмотренного ст. 168 Уголовного кодекса РБ: "Вместо того, чтобы имевшимися силами ГАИ перекрыть движение автотранспорта по проспекту Машерова и дать возможность присутствующим свободно пересечь проспект и спрятаться от дождя в близлежащих зданиях, Русак В.Л., оказавшись неподготовленным к такой ситуации, дал команду работникам милиции выстроиться в цепочку и перекрыть проезжую часть проспекта Машерова для пешеходов, в связи с чем основная масса зрителей из 2,5 тыс. присутствующих вынуждена была направиться в подземный пешеходный переход станции метро "Немига". Так как наряды милиции при входе в метро подземный пешеходный переход не были выставлены и массовое движение людей не регулировалось, из-за скопления большого количества людей на лестничном марше перехода станции метро "Немига" произошла давка..."
           Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого по делу N110217 майора милиции Михаила Кондратина и предъявлении ему обвинения в совершенном преступлении, предусмотренном ст. 168 УК РБ: "...в том, что он, занимая должность начальника отдела по массовым мероприятиям милиции общественной безопасности Главного управления внутренних дел Мингорисполкома и являясь должностным лицом как представитель власти при подготовке и проведении 30 мая 1999г. в г.Минске на открытой площадке возле Дворца спорта массового мероприятия "Пивной праздник "Оливария" ненадлежаще исполнил возложенные на него служебные обязанности вследствие халатного отношения к их выполнению, что повлекло по неосторожности гибель людей и причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан и государственным интересам".

Ася ТРЕТЮК



Народная Воля
/№145 от 09.08.2001/

СИТУАЦИЯ

Виновные в трагедии на "Немиге" установлены

           Следствием, а что скажет суд? 27 июля 2001 года в "Народной воле" была опубликована статья под названием "Яма для правосудия". В целом хочу поддержать автора этой статьи: действительно, профессиональный уровень судей не всегда бывает на высоте. Но я хочу сказать о другом, поскольку автор неправильно дал информацию о судебном процессе, в котором участвовали родственники детей, погибших в подземном переходе станции метро "Немига". Автор сделал ссылку, что данный судебный процесс прошел, и родственникам, у которых погибли дети, присудил 100 000 рублей. Мне бы хотелось внести ясность, поскольку этой неточностью автор вызвал возмущение у близких родственников погибших.
           Действительно, 5 августа 1999 года в суде Московского района г. Минска слушалось гражданское дело по иску троих родителей, чьи дети погибли 30 мая, а также одного пострадавшего. От Мингорисполкома, ГУВД Мингорисполкома, ООО "КлассКлубДжасКрафт", ОАО "Оливария" и радиостанции "Мир", принимавших участие в организации мероприятия, каждый из истцов требовал возместить ущерб в размере 4 миллиардов белорусских рублей (на тот момент сумма составляла 10.000 долларов США). Суд приостановил рассмотрение дела до окончания официального расследования, которое проводилось Прокуратурой республики. До настоящего времени данное гражданское дело не возобновлялось, так как уголовное дело только сейчас закончилось, и следствием установлены виновные лица, по халатности которых погибли люди.
           Насколько мне известно, практически все родственники погибших будут предъявлять иски к виновным лицам. Будут предъявлять иски и те граждане, которые остались в живых, но получили различные увечья. Скоро уголовное дело будет передано в суд. Вместе с данным уголовным делом будут рассматриваться гражданские иски потерпевших по делу. Родственники, у которых погибли дети, будут увеличивать сумму иска. Наши юристы рассчитали, сколько может стоить жизнь человека в реальной жизни. Получается, что государство должно возместить 50 000 долларов США каждому. Возможно, такая сумма иска заставит представителей власти относиться к своим служебным обязанностям с полной ответственностью, как этого требует Закон.

Олег ВОЛЧЕК, председатель общественного объединения "Правовая помощь населению".