/№116 от 01.06.1999/

ВРАЧИ ДЕЛАЮТ ВСЕ, ЧТО В ИХ СИЛАХ

           Сразу после жуткой трагедии, произошедшей в подземном переходе на Немиге, бригады скорой помощи стали развозить пострадавших по приемным покоям медучреждений. Самые тяжелые пострадавшие за считанные минуты были доставлены в находящуюся в 450 метрах от злосчастного перехода 2-ю клиническую больницу.
           Восьмерых из них медикам удалось вывести из состояния клинической смерти. Сейчас во 2-й клинической находятся 11 пострадавших человек. Диагноз у всех одинаков -- механическая асфиксия и постгипоксическая энцефалопатия. То есть, говоря ненаучным языком, удушение и нарушение питания головного мозга. Многие упавшие в подземном переходе были доставлены с различными переломами, черепно-мозговыми травмами, а одному парню даже пришлось прооперировать брюшную полость. По словам врачей, состояние некоторых больных очень тяжелое, но они "жить будут". Все пациенты опознаны. Их возраст -- от 14 до 44 лет, однако основной массе пострадавших еще нет и 20. О том, как произошла трагедия, ее жертвы практически ничего не помнят. Все было как в кошмарном сне. Как мне сказала одна из пациенток больницы -- 14-летняя Оля, она бежала, споткнулась, упала... Больше ничего не помнит. Оля находится в состоянии шока, сильно испугана и, разговаривая с пришедшими ее навестить подружками, плачет, прикрывая рукой кровоподтеки. Сейчас с такими больными работают психологи, чтобы вывести их из стрессового состояния.
           Из стрессового состояния надо выводить и многих родных и близких пострадавших. С самого утра у окошка справочной службы больницы толпились люди, желая узнать, нет ли их родственников среди доставленных с Немиги пациентов. Тяжело было смотреть на убитых горем родителей, опознавших своих детей в больных реанимационного отделения. Но еще тяжелее видеть тех, кто опознал своих близких в морге...
           Многие минчане вчера и сегодня приходили и продолжают приходить к подземному переходу на станции метро "Немига". Здесь уже нет следов воскресного столпотворения -- луж крови, битого стекла. Переход очистили... Но здесь появились цветы. Люди приходят и приносят букеты, чтобы положить их к перилам, отдавая дань памяти тем, кто погиб в этой дикой и нелепой трагедии.

Андрей АЛЕКСАНДРОВИЧ



/№117 от 02.06.1999/

ЭКЗАМЕНЫ В ШКОЛАХ НАЧАЛИСЬ С МИНУТЫ МОЛЧАНИЯ

           В первый день лета в школах республики начались экзамены.
           Сдавать их пришли более 200 тысяч учеников девятых и одиннадцатых классов. Однако к традиционному волнению на этот раз добавились печаль и горе. Вся страна скорбит по погибшим воскресным вечером в подземном переходе на Немиге. Среди жертв трагедии есть и те, кому предстояло сдавать экзамены, но они уже никогда не переступят порог родной школы. Прежде чем были оглашены экзаменационные задания, министр образования Василий Стражев выразил соболезнование родным и близким покойных и попросил учеников и педагогов встать и почтить память погибших минутой молчания. Василий Стражев сообщил также, что в школах, которые будут провожать в последний путь своих бывших учеников, первый экзамен отменен, а в аттестаты будут выставлены оценки по итогам учебы. Те же, кто пожелает улучшить свои оценки, смогут сдать экзамен позже.

 

МИНСК ПОХОРОНИЛ ЖЕРТВ ТРАГЕДИИ

           Cтечение обстоятельств, соединение неуемной залихватской энергии людей и природного катаклизма стали, по словам председателя Мингорисполкома Владимира Ермошина, причинами трагедии, произошедшей в подземном переходе на Немиге.
           Ее нельзя было спрогнозировать, а последствия воскресного столпотворения до сих пор не укладываются в голове. Этой ужасной драме была посвящена пресс-конференция, в которой приняли участие мэр Минска и начальник ГУВД Мингорисполкома генерал-майор Борис Тарлецкий. По словам Владимира Ермошина, по окончательно установленным данным, в переходе на Немиге погибли 52 человека. Численная накладка произошла из-за разночтения фамилии. Теперь личности всех погибших и пострадавших установлены. 75 человек сейчас находятся в больницах, и у большинства из них, по мнению врачей, наблюдается тенденция к улучшению состояния здоровья. Все разговоры о том, что жертвы этой страшной трагедии были пьяны, не имеют под собой абсолютно никаких оснований, так как ни у кого из погибших не обнаружено в крови признаков алкоголя.
           Как сообщил журналистам Борис Тарлецкий, в тот день различные функции по обеспечению порядка на концерте выполняли 115 сотрудников милиции и 80 военнослужащих, которые находились в резерве. И если бы концерт шел по графику и не сорвался из-за ливня, то, по словам начальника ГУВД, никакого ЧП не произошло бы. Ведь раньше эта площадка на проспекте Машерова вмещала и до 20 тысяч человек. Тем более, что у милиции всегда есть план действий по обеспечению порядка на подобных мероприятиях. Но произошло то, чего никто предполагать не мог...
           Вчера в Минске хоронили 38 человек, погибших на Немиге. Места для их погребения были предоставлены на всех открытых и закрытых кладбищах города. Тела некоторых погибших переправлены в места, определенные родственниками.
           По словам Владимира Ермошина, сейчас власти города делают все возможное, чтобы облегчить страдания людей, потерявших в тот воскресный день своих родных и близких. Помощь и участие в их судьбе оказывают практически все предприятия и организации столицы.
           Вместе с тем уроки из этой трагедии будут извлечены. Идет следствие. Специалисты уже обследовали выходы и входы на станцию метро "Немига". В институте "Минскпроект" прорабатывается возможность установки в подземных переходах специальных "рассекателей". Обстоятельства произошедшего будут детально продуманы, проанализированы, и будет сделано все, чтобы подобное никогда не повторилось.

Андрей АЛЕКСАНДРОВИЧ



/№118 от 03.06.1999/

ЧУДЕСА БЫВАЮТ. ИХ ТВОРЯТ ВРАЧИ

           -- Откашливайся Жанночка, и дыши, зайка, дыши.
           Над Жанной Чепрасовой, обвитой трубочками и катетерами, склонился Сергей Морозов, врач-ординатор реанимационного отделения 2-й клинической больницы столицы. Ей только что прочистили дыхательные пути и вновь подключили к аппарату искусственной вентиляции легких.
           Третьи сутки Жанна находится в коме. Ее раздавили в той страшной людской свалке на Немиге. В приемное отделение "двойки" девочку доставили как мертвую. Но врачи сотворили чудо. Второе должна сделать сама Жанна. Временами глаза у нее открываются, но сознание возвращается лишь на несколько минут. Она быстро устает и снова впадает в забытье.
           Умная машина может полностью дышать за больного, может чуть-чуть, постепенно помогая перейти на самостоятельное дыхание. Третьи сутки организм девочки борется со смертью. Врачам и родным остается только ждать и надеяться...
           Рядом с Жанной лежат две Оли. Их тоже врачи вытянули из клинической смерти. Лучше всех себя чувствует Оля Волкович, студентка-первокурсница Минского архитектурно-строительного техникума. Будущий архитектор смотрит на нас удивленными глазами и, наверное, еще не в полной мере осознает, что самое страшное позади, что она родилась заново. В дверях палаты в ожидании короткой встречи с ней томятся с фруктами в руках директор техникума и однокашник Дима.
           -- Она староста группы и прекрасно поет, -- не может сдержать волнение солидный директор.
           В мужской части палаты сутки назад вывели из комы Василия Козлея. Его руки -- сплошные синяки. Тренер по самбо детско-юношеского клуба N 2 почти ничего не помнит из событий того вечера: ни как оказался в переходе, ни самого праздника. Только то, что там выступали его воспитанники. Остальные подробности как бы стерты из сознания клинической смертью.
           -- Я же говорил, что они все ничего не помнят, -- говорит сопровождающий нас с фотокором заведующий реанимационным отделением Евгений Прокосенко. И спустя трое суток после трагедии он не в состоянии забыть все мельчайшие подробности того жуткого вечера.
           Утром 30 мая Прокосенко заступил на обычное дежурство. Правда, воскресенье выдалось отнюдь не выходным -- еще до трагедии трем врачам отделения было не разогнуться: то прободная язва, то ножевое ранение, то непроходимость кишечника... До девяти вечера всех хирургических больных с восточной части города привозят именно в "двойку". К вечеру все 12 коек были заняты.
           -- Потом позвонили из приемного: милиция привезла с перехода двух тяжело пострадавших. Едва оказали помощь первому -- с переломами костей таза и отправили в 6-ю больницу, как людей стали заносить одного за другим. Вскоре весь пол приемного отделения, прилегающий коридор и даже ступеньки были усеяны больными, мертвые лежали рядом с живыми. Порой получалось так: "раздышали" мы человека, отнесли в сторонку, как заносят другого и кладут чуть ли не на только что откачанного. Тогда один из врачей на подъезде к больнице стал переправлять легкораненых и с незначительными переломами в другие больницы. Стало чуть полегче.
           Официально мы оказали помощь 75 пострадавшим, привезли к нам и 28 трупов. Фактически работали медики всех отделений больницы, были срочно вызваны врачи, находившиеся дома. Из операционных принесли все аппараты для вентиляции легких. Главное было -- заставить людей дышать. Это можно и нужно было делать сразу на месте трагедии, но не многие, кто участвовал в спасении пострадавших, умели делать искусственное дыхание и знали технику реанимации.
           С одним из таких умельцев я познакомился тут же, в реанимации. Сергей находился у постели Лены Супцельной. Как шутят врачи, больная поступила сюда с улыбкой и все время пытается сама себе поставить диагноз.
           Лена учится на 3-м курсе Минского мединститута и собирается стать наркологом-психиатром. Кажется, улыбка действительно ни на секунду не покидает ее. В тот вечер Сергей с Леной успели прослушать две песни на концерте и с первыми каплями дождя не спеша пошли к метро. Толпа их нагнала у самого перехода, схватила, разорвала руки и бросила в подземелье.
           -- Если я, мужчина, хотя и придавленный телами, мог расправить плечи и дышать, то хрупким девчатам на это не хватало сил, -- Сергей крепко держит руку Лены, словно боится еще раз ее потерять. -- Когда стали разбирать завал из людских тел, просунул руку и подал сигнал. Меня вытянули, и я стал искать Лену. Нашел.
           -- Я улыбалась? -- кокетливо спросила будущий психиатр.
           -- Да, но не дышала.
           Сегодня они могут и пошутить. А тогда Сергей отнес Лену в сторонку и принялся проводить искусственное дыхание. Он помнил, как надо дышать "рот в рот", ведь совсем недавно сдавал экзамены на право вождения автомобиля.
           Подружка задышала, и "скорая" отвезла ее в больницу.

Юрий НОЯРОВИЧ



/№119 от 04.06.1999/

МЕДИКИ ПРОДОЛЖАЮТ БОРОТЬСЯ ЗА ЖИЗНЬ ПОСТРАДАВШИХ НА НЕМИГЕ

           В медицинские учреждения столицы, хоть и в меньшем количестве, чем в предыдущие дни, все еще продолжают обращаться за помощью пострадавшие во время воскресной трагедии в Минске.
           Как сообщили корреспонденту БЕЛТА в Министерстве здравоохранения, за сутки, прошедшие с середины дня 2 июня, в поликлиники города обратились 46 человек, в больницы -- 17. 12 из них госпитализированы. В настоящее время в 11 больницах Минска находится 121 пострадавший в подземном переходе. Всего же с воскресного вечера за помощью к медикам обратились 406 человек, стационарное лечение потребовалось 131 из них.
           По данным на 15 часов 3 июня, как тяжелое оценивалось состояние 8 человек. Медики делают все возможное, чтобы сохранить им жизнь, заверили в Министерстве здравоохранения.

Виктор КУКЛОВ



5.06.1999

УРОКИ ТРАГЕДИИ

           Теперь мы всей страной долго будем помнить День защиты детей 1999 года в Минске, заполненный скорбью, болью и горем.
           Какой же немилосердный режиссер замыслил трагедию на "Немиге"? Кто смешал то, что само по себе противоположно: праздничное веселье и ужас давки; легкокрылая юность и беспощадная смерть; родительская любовь и ненаглядные доченьки -- в гробах... И переход от одного к другому, молниеносный в своей бесчеловечности. И это до того непостижимо, что внутренний взор видит только одно: дети, бегущие от грозы... И воображение отвергает последующее, не желая верить непостижимо страшному. И душа протестует: о, пусть тот миг в прошедшем замрет, пусть они не достигнут склона ступеней, пусть уберегутся от страха, муки, удушья...
           Увы, человече, -- мы не вольны изменить ход событий и умом понимаем, что непоправимое свершилось. В траурном списке почти сплошь девичьи имена: Марина, Лена, Ольга, Виктория, Ксения, Мария, Анастасия, Лилиана, Татьяна... Завтра седьмой день, как их не стало. Шок еще не отпускает, и как подумаешь, каково семьям и близким жертв, просто не удержать слез. И ударило рядом, потому что по чистой случайности не пошли на концерт многие другие наши дети и по чистой случайности уцелели многие из тех, кто там был поблизости.
           Судьба обрушила на нас горе. Виновно стечение обстоятельств. Природной стихии, как и инстинктам охваченной паникой толпы, обвинение не предъявишь. И рассмотрев буквально все обстоятельства, из которых сложилось несчастье, остается спросить: как мы можем на это ответить?
           Но мы ответили на вызов, даже и не осознавая, что ответ найден. Пострадавшие, находящиеся на излечении в клиниках, рассказывали, что в подземном аду кто-то незнакомый поддержал и не дал упасть. Погибшие два милиционера и женщина-врач ценою своей жизни спасли несколько человек. В эвакуации раненых от входа в метро в больницы участвовали десятки очевидцев, прохожих и проезжих. Всю ночь самоотверженно работали медики, вытаскивая людей с того света. Президент сделал признание, что произошедшее для него -- "пятьдесят две раны на одном сердце". И так случившееся восприняли все.
           Высшие органы государства, минская мэрия, власть на местах смягчали боль невосполнимой утраты, как только было возможно. Двухдневный траур страны был искренним и глубоким. Начался сбор добровольных пожертвований для помощи тем, кого настигла беда. Хоронили безвременно ушедших из жизни сотни и тысячи людей -- школьными классами, коллективами предприятий, микрорайонами, поселками. Министр образования просил ошеломленных ребят быть "бережнее к себе и своим жизням". Со всех концов света Беларусь получила телеграммы соболезнования и сочувствия.
           Слепой стихии жестокости, в какой бы форме она ни проявилась, мы только так и можем противостоять -- охваченные единым пронзительным порывом добра, сопереживания и заботы друг о друге. Это и есть наша самая надежная защита. Это и есть мудрейшая предосторожность против непредвиденных опасностей.
           Несправедливая, противоестественная, нестерпимая погибель людей всколыхнула общество и обнажила то гуманное, что в нас есть, что сохранилось. Мы переживаем катарсис -- очищение через сострадание. Вот откуда общее ощущение вины, вот почему звучит рефреном: "Простите нас!.." И пока это живо в каждом, меньше горя выпадает на долю маленьких детей и неосмотрительной молодости, ослабевшей старости, да и любого человека, которого настигло непосильное испытание. Нам преподнесено суровое поучение о непреходящей ценности нравственности. Сегодня помним, потому что рана свежа, но очень важно не забывать и после, когда время зарубцует ее...

Людмила МАСЛЮКОВА



/№122 от 08.06.1999/

          

БОЛЬ НЕ УТИХЛА

           Спустя несколько дней с момента трагедии 30 мая в подземном переходе на станции метро "Немига" мы все еще ощущаем дикую боль и отчаяние. Не можем сказать, что боль утихла. Мы по-прежнему скорбим и выражаем искренние соболезнования родным и близким погибших в тот страшный вечер.
           Однако некоторые средства информации пытаются искать виновных, обвиняя в трагедии то городские власти, то организаторов, то радио "Мир". Наш корреспондент обратился к свидетелю тех трагических событий, сотруднику службы информации радио "Мир" Ольге АЛИПОВОЙ.
-- Организаторы праздника пригласили нас выступить в большой концертной программе. Поэтому многие сотрудники радио "Мир" находились тогда на проспекте Машерова. За 25 минут до трагедии закончилась наша программа и место на сцене заняла очень популярная в молодежной среде московская группа "Манго-манго". А молодежь все еще подтягивалась к месту праздника, желая увидеть своих кумиров.
           Наши "мировцы" тем временем свернули свою аппаратуру и уехали. Я и еще несколько ребят остались смотреть концерт. Тот страшный дождь переждали под деревьями. Около подземного перехода, на котором произошла трагедия, оказались втроем -- "мировец" Миша Синкевич, ведущий программы "Вместе" Али Шарафетдин, приехавший к нам в гости, и я. Мы бросились спасать людей, делали искусственное дыхание, выбегая на проезжую часть, тормозили легковые машины, грузили в них раненых. Были и равнодушные водители, которые отказывали в помощи. Когда подоспела помощь, решили, что в этот момент можем быть полезней в другом месте: уже через пять минут были на радио и вышли в эфир. Это был крик о помощи, обращенный к свидетелям, -- не быть равнодушными, к автолюбителям -- развезти пострадавших, к медикам -- спасти людей. Надеемся, что благодаря этому эмоциональному выступлению мы смогли мобилизовать многих, от кого зависело спасение жизней пострадавших.
           Как раскрылись люди в эти дни! Я увидела настоящее сопереживание, сочувствие, готовность бескорыстно помочь. Пережив все это, я поняла, что такими нужно быть всегда, каждую минуту. Совсем не нужны трагедии, чтобы демонстрировать уважение к ближнему и просто любить даже незнакомых тебе людей.



/№123 от 09.06.1999/

ДОЛЬШЕ ВСЕГО БОЛИТ ДУША

           Минуло одиннадцать дней после трагедии в подземном переходе на станции метро "Немига".
           Как хочется поскорее ее забыть, чтобы прошлое не причиняло боль. Но с точки зрения медицинской психологии, нужно говорить -- выговариваться, особенно свидетелям случившегося. Нужно, чтобы Это не ушло в глубины сознания и не ударило по здоровью месяцы спустя. Как ни странно, с этой стороны пострадавшим чуть легче -- у них есть выход эмоциям через боль. В 6-й клинической больнице столицы в понедельник еще находилось 11 травмированных в давке, и с каждым из них беседует медицинский психолог Ольга Лагунова. К счастью, помощь нужна немногим. А вот неделю назад, когда Лагуновой пришлось работать в 10-й клинике и родные забирали жертв из морга, было жутко. И, к сожалению, тогда никто не обращался за психологической помощью. Боль носили в себе... По словам заместителя главного врача по лечебной части 6-й клинической больницы Лилии Прасмыцкой, всего к ним поступило 33 пострадавших. Причем если в первую ночь привезли 14 человек, то остальные приходили спустя два и даже пять дней: с вывихами, ушибами, переломами. Люди находились в шоке и первое время не чувствовали, не замечали травм.
           Основная нагрузка легла на медперсонал 1-го травматологического отделения: заведующего Александра Волошенюка, ортопедов-травматологов Евгения Талако и Олега Сафроненко.
           -- С переломами было лишь трое больных, у большинства -- тяжелые последствия от сдавления грудной клетки и шеи. Но сегодня в палатах вы застанете немногих, -- "успокоил" нас с фотокорреспондентом энергичный заведующий. -- Почти все уже бегают по коридору. Молодежь! Что ты поделаешь с ней!.. Вот знакомьтесь, Катя Савенок -- через несколько дней ей предстоит операция на ключице...
           Десятиклассницу Катю в бессознательном состоянии вытащил из давки незнакомый парень Дима. Привел в себя и на машине отвез домой к родителям. Через час она была дома. По словам мамы, Катя до сих пор избегает людских скоплений и вряд ли в ближайшем будущем рискнет пойти на массовое гулянье.
           А Галя Куликова, тоже десятиклассница, вообще не была на том злополучном празднике и всегда избегала подобных увеселительных мероприятий. Ее сбил с ног людской поток на самой станции метро "Немига", когда девушка вышла из вагона поезда. На следующий день с изрядно распухшей коленкой пришлось вприпрыжку скакать и "сдаваться" в руки травматологов.
           Оля Лопанюк -- Галина соседка по палате -- прошла через реанимацию.
           -- Я прослушала лишь три песни группы "Манго-манго", и поток людей понес меня в метро. Впереди видела лишь спину какого-то парня, а в голове пульсировала мысль: только бы он не упал. Мы уже почти спустились в переход, и тут парень споткнулся, я рухнула следом. Очнулась, когда разбирали завалы из людских тел. Парень был мертв, а меня спасли...
           Больше всего Оля переживает не за себя, а за подругу. Та была вместе с ней -- и, прижатая к перилам, осталась цела, а ее друг, за которого она собиралась выйти осенью замуж, погиб. Ей всего 19 лет: "Жизнь началась со смерти любимого. Это страшно. Болит душа!"

Юрий НОЯРОВИЧ



/№145 от 03.07.1999/

ДЕНЬ ГОРОДА В ГРУСТНЫХ И ТОРЖЕСТВЕННЫХ ТОНАХ

           В этом году, отмечая главный праздник столицы, мы сдержанны в эмоциях. Недавняя трагедия на станции метро "Немига" изменила традиционный ход торжеств. Официальные мероприятия немногочисленны и скромны.
           Завтра в 10 утра мэр Минска Владимир Ермошин поднимет флаг столицы. Затем в 11 часов состоится возложение цветов к обелиску "Минск город-герой". В полдень горожане принесут цветы к месту гибели людей на "Немиге".



/№148 от 08.07.1999/

ВСПОМНИМ!

           Сегодня мы отдаем дань памяти тем, кто погиб в результате чудовищного происшествия на станции метро "Немига" 30 мая. Как стало известно корреспонденту "СБ", в церемонии открытия памятного знака на месте трагедии примет участие Президент Александр Лукашенко, который сегодня возвращается из России.
           В пресс-службе Мингорисполкома сообщили, что в первой половине дня руководители администрации районов города во главе с мэром столицы Владимиром Ермошиным посетят кладбища, на которых похоронены 35 минчан.



/№149 от 09.07.1999/

НЕМИГА - МЕСТО СКОРБИ

           Сорок дней прошло с майского вечера, унесшего в страшной давке в переходе у станции метро "Немига" в Минске 53 человеческие жизни. 8 июля здесь собрались помянуть погибших их родственники, друзья и близкие.
           В последние дни у рокового места появился мемориальный знак: ступени с изломанными бронзовыми цветами -- как застывшее на кроваво-черном граните напоминание о трагедии. И рядом на стене надпись: "53 рубца на сердце Беларуси. 30 мая 1999 года".
           Почтить память погибших, согласно христианскому обычаю, собрались у места трагедии вскоре после полудня и Президент Александр Лукашенко, митрополит Минский и Слуцкий Филарет, мэр Минска Владимир Ермошин, руководители столичной власти.
           Владимир Ермошин, члены городского исполнительного комитета, главы администраций районов города в этот день посетили также места захоронений жертв трагедии на городских кладбищах, отдавая тем самым дань памяти безвременно ушедшим из жизни.

Наталья БЕГУН



/№151 от 10.07.1999/
ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ?

           ...На пяти ступеньках черно-кровавого мрамора бронзовые цветы, которые никогда не завянут. Это -- знак беды, которым отныне и навсегда отмечено в нашей памяти место трагедии 30 мая.
           Позавчера был сороковой день, позавчера состоялась торжественная и скорбная церемония открытия памятного знака трагедии на Немиге. На бронзовые розы и холодный мрамор легли десятки букетов и букетиков -- сюда, на Немигу, пришли безутешные родители, родственники и друзья погибших. Черный тюльпан, черная роза... По прошествии сорока дней после дикой, нелепой трагедии, нельзя сказать, что печаль светла. И не только потому, что тогда, 30 мая, смерть растоптала детей, надежду -- нераспустившиеся бутоны цветов. Горько еще от того, что майская трагедия ничему нас, похоже, не научила.
           ...Цветы на ступеньки. Затем под землю, в переход, как в страшный музей смерти: на мраморных стенах фотографии, посмертные признания, стихи. Многие из моих знакомых вычеркнули станцию "Немига" из своего маршрута. Наверное, это глупо, но нам там -- страшно. Страшно не только потому, что каждый шаг вниз по ступенькам стучит в ушах как колокол о хрустальной хрупкости бытия. Еще и оттого страшно, что многие из молодых приходят теперь на Немигу, потому что это стало "модно", вроде как к известной минчанам "стене Цоя". Хотя стоило бы идти в храм... Не язычество ли это в том смысле, насколько можно назвать язычеством элементарную духовную неграмотность.
           ...После торжественной церемонии открытия памятного знака, на которую собрались сотни людей, я поднялась в Кафедральный собор -- это всего лишь в ста метрах от места трагедии. В соборе шла служба. На скорбную службу пришли не более двадцати женщин. Затем храм наполнился любопытным сиянием детских глаз: в Минск на экскурсию приехали школьники из Старых Дорог. Просили экскурсовода показать им место трагедии. Внутреннему нежеланию экскурсовода идти с детьми на Немигу поспособствовало только то, что внимание детей переключилось -- они попросили показать им Кафедральный собор. А в храме благочестивые прихожанки стали поучать детей и отчитывать учительницу, которая привела школьников. И только вмешательство священника -- пусть ходят и смотрят -- прервало это агрессивное "отлучение от церкви".
           ... Позавчера на "Немиге" было много цветов. И вдруг их стало еще больше: подошли две женщины с ведрами, из которых торчали букеты жизнерадостных садовых ромашек. Женщины затеяли свой немудреный торг, который оказался скорым, -- всякому виделся долг в том, чтобы и его цветок лег на мрамор и бронзу как дань памяти, как откуп, что его дети в тот день остались дома. Свидетели цветочного торжища на "Немиге" -- не покупатели -- негодовали: "Кому война, а кому мать родна". Невольно вспомнились рассказы очевидцев трагедии: в тот день нашлись и такие, которые у жертв, что уже упали под ноги напирающей толпы, вырывали сумочки, срывали цепочки.
           ...На открытие памятного знака пришло много людей. Пришли основательно -- с детьми, семьями. Наш фотокорреспондент, как ему и диктовали правила репортерской этики, пытался пробраться сквозь человечьи ряды. Но "ряды" устами глазеющих женщин шипели: "Не лезь вперед, плохо видно". Пришли-то они на зрелище, полюбопытствовать...
           Чему научила нас трагедия на Немиге?..

Лариса РАКОВСКАЯ