Газета Навины



/№59 от 01.06.1999/

СМЕРТЕЛЬНАЯ ГРОЗА

          

Подземный переход в центре Минска стал братской могилой для пятидесяти четырех человек
           Ужасная трагедия произошла вечером 30 мая в самом центре белорусской столицы.
           В страшной давке, которая возникла в подземном переходе на станции метро "Немига", погибли 54 человека, в основном молодые девушки. Около 300 человек получили увечья. Тела большинства погибших были свезены в 10-ю больницу.
           Родители детей, не пришедших ночевать домой, всю ночь провели в больницах города в ожидании "списков умерших", которые периодически оглашали медики. Диагноз "перелом конечностей" здесь воспринимался как наивысшее счастье.
           B окрестностях Дворца спорта на проспекте Машерова подходил к концу праздник, организованный FM-станцией "Мир" в честь собственного двухлетия.
           Поучаствовать в розыгрыше призов от производителя сигарет "Магна", попить пива от "Алiварыi" и послушать группу "Манго-Манго" собрались несколько тысяч минчан, преимущественно совсем еще юных. При первых раскатах грома и каплях дождя те из них, кто находился вблизи станции метро "Немига", бросились искать укрытия в подземном переходе. Навстречу, со стороны кафедрального собора в переход также двигались люди. Два потока столкнулись... Люди падали и падали под ноги все набегающей толпе. За считанные минуты в стометровый неширокий переход набилось более двух тысяч человек. Образовалась плотная живая шевелящаяся пробка. Люди, оказавшиеся рядом, говорят, что земля под ними наполнилась глухими стонами, начала сотрясаться. В этом аду выбирались наверх и выживали самые сильные. Они оставляли за собой остальных, буквально размазанных по стенам, вдавленных в пол перехода, задохнувшихся в неимоверной давке. Люди в отчаянии пытались прорваться в метро. По свидетельству очевидцев, милиционеры кричали "Выстроиться в очередь! Заходить по одному!".
           Погибло двое милиционеров, несколько получили серьезные ранения. Подъехавшие примерно в 20.20 наряды милиции и бригады скорой помощи начали принимать первых пострадавших. И первые трупы. Люди выбирались из перехода, выносили друзей и в изнеможении падали на газон. А из-под земли доносились крики боли тех, кто не мог выбраться из этой адской "мясорубки" самостоятельно.
           Реанимационные отделения трех близлежащих больниц переполнились практически сразу. Только во 2-ю больницу привезли более 60 раненых. Самое большое в Беларуси реанимационное отделение в больнице скорой помощи, рассчитанное на 25 мест, приняло в эту ночь около 100 человек. Корреспонденты Навiнаў были там через два с половиной часа после трагедии, а машины с жертвами все подъезжали и подъезжали. Как рассказал один из санитаров, в первые полчаса людей привозили не только на милицейских машинах и каретах скорой помощи, но и просто на "легковушках" и микроавтобусах - по 8-10 человек в каждом.
           Усталые, раздраженные, нервные врачи не хотят (или просто не успевают) делиться с журналистами информацией. Вместо них это делает наряд милиции. Он пытается отобрать у фотокорреспондентов пленку, на которой запечатлены кадры работы медиков. Один из медиков, отведя нас за угол, сообщил, что в эту больницу привезли 9 трупов, а 6 человек умерло уже здесь. Основные диагнозы у прибывших - сотрясение мозга, перелом основания черепа, сдавливание грудной клетки, переломы конечностей. В конце концов нам удается заснять почерневший от удушья труп неопознанной девушки. Это ужасно - он лежит в каком-то закутке, рядом с медицинской каталкой на голом полу. Как потом выяснилось, из 54 погибших - 44 девушки в возрасте 13- 20 лет. Во второй клинической больнице милиционер в регистратуру не пустил, но сказал, что по их спискам из "двойки" увезено 25 или 28 трупов. Из 2-й больницы едем в 3-ю, что возле "Динамо". Там сообщили, что к ним приехало десять машин скорой помощи с пациентами. Они же привезли 2 трупа. "Езжайте в 9-ю или в 10-ю, - напутствует санитар, - покойников свозят туда. В 9-й больнице находится судмедэкспертиза, а в 10-й - самый большой в городе морг". Подъехав в "девятку", мы выяснили, что туда привезли 25 раненых и 10 мертвых.

Олег БЕБЕНИН



/№60 от 02.06.1999/

ОНИ УЖЕ НЕ ПОЗВОНЯТ РОДИТЕЛЯМ

           "Сегодня в Минске хоронят 53 жертвы трагедии, но эта цифра не окончательная", - сообщил утром во вторник 1 июня ведущий программы новостей НТВ.
           И стало жутко. Оказывается, можно и вот так - походя, с подтекстом, дескать, ждем новых сведений об умерших в больницах, ждите и вы - проинформируем. А среди зрителей - друзья, родные, все жители Беларуси, ловящие каждое слово СМИ о жертвах трагедии на Немиге и верящие, что будут вести о выздоравливающих, а не об усопших. И надо ли эту веру разрушать непродуманным словом? "Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется" Слабое утешение...
           Президент Лукашенко поблагодарил журналистов за спокойное и объективное освещение трагического события, всколыхнувшего всю страну. Но для журналистов спокойствие - не слишком высокая оценка. Вряд ли правильно было воскресным вечером 30 мая, когда все уже случилось, "крутить" по БТ фильм "Мертвец", а затем демонстрировать задорные танцы ансамбля "Хорошки". Город был полон самых невероятных слухов: от удара молнии в эпицентр толпы, пришедшей на концерт, до взрыва нескольких килограммов тротила в подземном переходе. А по телевидению - ноль информации. И, вероятно, высокие начальники, прибывшие на место трагедии, должны были не отгораживаться цепью ОМОНа от немногочисленных журналистов, а поднять с постели своих пресс-секретарей, которые бы оперативно и объективно давали достоверную информацию своим коллегам. В трагическую ночь, судя по телекадрам, работали только камеры российских телекомпаний. Именно эти съемки с утра начало демонстрировать и белорусское телевидение, отправившее репортеров на место трагедии только ранним утром. Да что толку от репортера, задающего распластанному на больничной койке мальчику очень своевременный вопрос: "Как к вам отнеслись медики, как они вас тут встретилиi" Не о сватах же речь, в самом деле! Как могли отнестись врачи и сестры к раненым и изувеченным - оперировали, лечили, выхаживали. А вот почему белорусское государственное телевидение и радио не прервали тут же свои передачи, хотя бы для того, чтобы напомнить всем, кто был и не был в тот вечер на Немиге, извечное - "Позвоните родителям!", так и остается непонятным.
           Обезумевшие мамы и папы носились по ночному городу, переезжая от морга к моргу, от больницы к больнице, задыхаясь от неизвестности, а в это время по глупой традиции кто-то начальственно пытался запретить съемки, грозился разбить камеру... И лишь один представитель власти, командир 2-ой роты ОМОНа Александр Барсуков, по счастливому стечению обстоятельств избежавший смерти в удушающей толпе, был готов на контакт с теми журналистами, которым было не до сна в эту страшную ночь...
           Можно, конечно, в очередной раз утешиться примирительным "не стреляйте в пианиста, он играет как умеет..." Но каждый раз хочется думать, что мы уже не совсем таперы, а уже чуть-чуть музыканты...

Валентина ТАРАН



/№61 от 04.06.1999/

ВРАЧИ ГОВОРИЛИ: ВСЕ ОНИ НЕ ВЫЖИВУТ...

Уважаемая редакция!
           То, что произошло у станции метро "Немига" - это ужасно. Погибло множество людей, большинство из которых были еще дети. И это горе для всех нас. Но больше всего меня поразила халатность некоторых сотрудников медперсонала.
           Один мой знакомый, его зовут Саша, оказался тогда в самой гуще событий. Ему удалось спасти своего друга, а также еще двух незнакомых девушек. Их бездыханные тела он вытащил прямо из того ада и положил на траву. Пульс их бился, но дыхания не было. Врачи, стоявшие рядом, говорили: "все, они не выживут, еще пять минут, и им конец". Саша не растерялся. Сам занимается спортом, знает, как поступать в подобных ситуациях, оказал необходимую помощь. Он сделал им искусственное дыхание, и они ожили. Девушек удалось спасти. После он и его друзья "накинулись" на тех врачей, ругались с ними. И таких моментов было немало.
           Друг, которого Саша вытащил, сейчас в больнице. Саша каждый день его навещает. Также он вспоминает, как из толпы, уцепившись ему за локоть, пытались вырваться девушка и парень. Вытащить их ему не удалось. Видел, как их "засосала" толпа, и, возможно, они тоже погибли. Вот я и хочу спросить, о каком профессионализме может идти речь, когда медики так себя повели? Или "медперсонал делал все, что смог", как сообщило БТ. Конечно, не хотелось бы в чем-то кого-то обвинять, но когда происходят такие случаи, мы должны доносить правду до людей.
           Мои искренние соболезнования родным и близким, чьи семьи затронула эта ужасная трагедия.

С уважением, Владимир ЛЕВШИЦКИЙ



/№61 от 04.06.1999/

ЦИНИКИ

           Город полнится слухами. Трагедия обрастает мифами и вопросами без ответов. Власти бесстыдно докладывают об успехах в деле погребения усопших.
           В интимные семейные сцены прощания с погибшими вторглись сытые чиновники из администрации президента и крепкие депутаты назначенного парламента. Цинизм стал фирменным знаком власти.
           Что говорят люди на улицах, в транспорте, на кухнях? Говорят о том, что в толпе задавили ребенка, но власти это скрыли. Говорят, что в реанимациях умирают люди из рокового подземного перехода, о которых ничего не сообщают.
           Говорят, что деньги, которые собирают для помощи семьям погибших, все равно не дойдут до адресатов, а будут разворованы. Обо всем этом говорит страна, но власти не слышат. Или не хотят слышать.
           Около подземного перехода на Немиге каждый день собирается народ - человек сто-двести. Среди них человек пятьдесят - сотрудники компетентных органов.
           Они не скорбят о погибших, не обсуждают причин трагедии. Они слушают. Люди чувствуют их присутствие и переходят на шепот. Но когда до людей в штатском доходит, что речь идет о виновных в произошедшей драме, они громко и отчетливо говорят: "во всем виноват дождь". Это называется "снимать возникшее напряжение". Но со всей страны напряжение не снимешь. И к каждому сомневающемуся чекиста не приставишь.
           Сегодня те, кто находится у власти, не скорбят - они боятся. Боятся потерять эту самую власть. Оттого и твердят дурацкие фразы: "виноват дождь", "стихия унесла молодые жизни", "никто не виноват". Подал в отставку председатель горисполкома Ермошин. Хватило совести. У президента не хватило - не отпустил.
           Отпустить - значит признать, что городские власти ответственны за смерти 52 молодых людей. Генерал Тарлецкий в отставку не собрался, отгородившись от ответственности погибшими ребятами-милиционерами. "Они до конца выполняли свой долг". Нет, они выполняли глупые приказы. Приказы непрофессиональных людей, занимающих большие посты.
           После трагедии известная газета "Советская Б" вышла с фотографией на первой полосе, запечатлевшей белорусского президента входящим в фатальный подземный переход. Под фотографией огромная подпись - "в страну пришло горе". Да, пришло. Пять лет назад.

Николай Халезин