ЧИСЛО ЖЕРТВ



Белорусская Деловая Газета
/№595 от 07.06.1999/

ТРАГЕДИЯ `НЕМИГА`: СМЕРТЕЛЬНЫЙ СЧЕТ

           Несколько дней по Минску ходит слух, что жертв трагедии 30 мая на самом деле было больше, чем о том заявляют официальные источники. Более того, некоторые московские радиостанции уже передали информацию о почти сотне погибших.
           `БДГ` попыталась прояснить ситуацию и обратилась за комментариями в различные органы. Нам о появившихся слухах уже знали и нашим вопросам не удивились.
           В морге больницы скорой помощи нам однозначно заявили, что в ту ночь к ним было доставлено 17 трупов. На вопрос о том, почему пострадавшие тем вечером заявляют, что жертв было больше, не пожелавший представиться специалист заявил следующее: `Это все сказки. Все погибшие в результате трагедии на станции метро `Немига` были доставлены в морг больницы скорой помощи или десятой больницы в Чижовке`.
           В морге клинической больницы N10 нам официально заявили, что сюда в ту трагическую ночь было доставлено 35 трупов. Из них - 25 женщин и 10 мужчин.
           Вопрос: в ночь с воскресенья на понедельник наши корреспонденты обзванивали больницы и задавали один и тот же вопрос - сколько? Буквально через пару часов после трагедии нам была предоставлена следующая информация. Больница N2 - 12 пострадавших, 0 трупов; больница N4 - 9 пострадавших, 2 трупа; больница N9 - 15 пострадавших, 10 трупов; больница скорой помощи - 43 пострадавших, 7 трупов; в больницу N10 мы не звонили, поскольку оперативный штаб ГУВД не называл ее в числе `задействованных` в ликвидации трагедии. В связи с этим вопрос: включены ли в список пострадавших те трупы, которые находились в больницах N4 и 9 или их перевезли в какие-то другие морги?
           За объяснениями по поводу причин возникновения слухов о значительно большем числе пострадавших мы обратились к Наталье Лаппо, пресс-секретарю штаба, созданного при ГУВД:
           - Я не могу прокомментировать эти слухи как официальное лицо и потому ограничусь изложением собственной точки зрения. Вы не первые, кто ко мне с этим вопросом обращается. Журналисты даже давали мне послушать пленку с записью свидетелей, очевидцев тех событий, которые утверждают, что кто-то в списки не включен. Вы знаете о том, что создана правительственная комиссия, которой дан срок до 10 июня разобраться в ситуации. Это первый момент. Второе. В настоящее время возбуждено уголовное дело, и прокуратура города ведет расследование. Если у вас есть такие свидетели, вы просто обязаны эти записи дать в прокуратуру, чтобы с ними разбирались, чтобы это не осталось на уровне разговоров между Сидоровым-Петровым-Ивановым. Кроме того, случившееся - такая большая трагедия, о которой знает весь мир. И вы меня, конечно, извините за цинизм, но ее `спрятать в карман` куда-то нельзя. Семьдесят два человека погибло, или пятьдесят два, или восемьдесят девять - что это уже меняет? Да, это меняет многое для родных и близких людей. Но в принципе, мне кажется, что никто не заинтересован в том, чтобы эту цифру нивелировать. Кроме того, следует помнить, что списки эти опубликованы. Если люди не увидят в них своего знакомого или, не дай Бог, родственника, понятно же, что это выплывет. Так что за интерес скрывать статистику?
           Оценка, которую дала по факту возникновения слухов Наталья Васильевна, убедительна. И мы бы этим ограничились и на этом закончили наше расследование, если бы в распоряжении редакции не содержалась кассета с записью свидетельских показаний человека, который видел погибшего мальчика приблизительно 10-12 лет. Наталья Васильевна дала своеобразный комментарий и по этому поводу. Рассказанная пресс-секретарем штаба история настолько потрясла нас, что мы приводим ее практически без сокращений:
           - Буквально позавчера привели ко мне девушку. Привели ее парень и две девушки, четверо их было. Эта нас разжалобила только одним своим видом - немигающий взгляд, туманный какой-то, на вопросы отвечает заторможенно. Дети рассказали, что она два дня сидит в подземном переходе, чуть сознание не теряет. Она якобы была с женихом в этой свалке и его потеряла. Теперь осталась без документов - документы якобы были у него в сумке. Его она видела без сознания и окровавленного. Где он живет, она не знает, она - сирота и приехала из Витебска. В общем, целая катастрофа! Я смотрю, ей психологическую помощь надо оказывать. Без слез смотреть на нее было нельзя.
           Но я давно работаю в милиции. Девочка стала ерзать и нервничать. Сначала разыгрывала, что у нее чуть ли не амнезия частичная, потом еще что-то. В общем, мы почти полдня с ней провозились, оставив все свои дела, и выяснили, что девочка просто проходимка, хотя ей всего 16 лет. Более того, она в розыске уже больше месяца, ищет ее оршанская милиция, она бежала из школы-интерната, там совершила кражу перед тем, как исчезнуть. Сначала в Витебске гуляла, потом приехала в столицу. Здесь она проживала таким образом: знакомилась на улицах с молодыми людьми и как бабочка порхала. Всякие истории рассказывала. Тут как раз произошла трагедия на Немиге. Доходило до того, что к ней подходили журналисты, давали деньги, фотографировали ее, у нее брали интервью, ей пытались помочь найти этого мифического жениха. Эти дети, которые ее ко мне привели, - она у них дома ночевала. И когда мы этой девушкой вплотную занялись - и слезки высохли, и ножку на ножку закинула, и закурила. Вчера ее отвезли в приемник-распределитель, позвонили в школу-интернат, чтобы директор приехал и забрал ее. Какой вывод можно сделать из этой истории? Я не говорю, что люди такие же вам давали интервью. Но вот эта девочка, - она тоже давала интервью. Причем одной очень уважаемой газете. А журналисты ее пожалели, дали деньги, чтобы она покушала бедняжка...
           Где в этой истории правда - мы не знаем. Кто и что не договаривает, кто и что придумывает - мы тоже не знаем. Почему после той злополучной ночи в больницах, согласно официальной версии, не погиб ни один человек, что это - чертовское везение или утаивание информации - мы тоже не знаем. Но мы считаем, что тему эту нельзя оставлять до тех пор, пока не останется никаких сомнений в том, что известны все погибшие на `Немиге`. Потому готовы выслушать всех, у кого есть что сказать. Наш контактный телефон: 224-95-70.

Виктор МАРТИНОВИЧ



Советская Белоруссия
/№128 от 15.06.1999/

ТРАГЕДИЯ ПРОДОЛЖАЕТ СВОЙ ПЕЧАЛЬНЫЙ СЧЕТ


           Страшная трагедия, случившаяся 30 мая в подземном переходе у столичной станции метро "Немига", унесла жизнь еще одного человека. 11 июня в пятой городской клинической больнице Минска скончался 19-летний учащийся столичного ПТУ N 23 Сергей Солодкевич.
           Несмотря на старания врачей, Сергей так и не пришел в сознание -- все эти дни он находился в глубочайшей коме. Юноша был похоронен 12 июня в деревне Лютино Воложинского района.
           По данным на 14 июня, в столичных клиниках находятся 66 пострадавших в результате трагедии. Как сообщили корреспонденту БЕЛТА в Министерстве здравоохранения страны, состояние одного из них оценивается как крайне тяжелое.



НЕУЧТЕННЫЕ ДУШИ?

Сергей Шапран


           На стене подземного перехода на "Немиге" даже появилась надпись "Люди, посмотрите на стены и вы найдете имена, которых нет в списке". Спустя некоторое время эту надпись кто-то стер. Но имена остались: в официальном списке не было Даши, Миши, Кати. Мы решили провести собственное расследование и найти родственников тех, кто якобы погиб, и кого не было в списке.
           Первой вызвалась нам помочь Александра (имена изменены). Александра давала по поводу того, что у нее погибла подруга, интервью. Правда, подтвердить факт гибели не могла -- телефона у подруги не было, домашнего адреса Александра не знала. Долго вспоминала фамилию погибшей по мужу. Когда вспомнила, мы проверили в архивах ритуального цеха -- такого имени там не значилось.
           У другой девушки -- Вики -- якобы погибла в переходе сестра-близнец. Вика пообещала принести свидетельство о рождении и справку о смерти сестры, фотографию. Впрочем, обещание так и не выполнила, объяснив, что ее мама выступает против того, чтобы имя погибшей дочери появлялось в прессе. Сама мать Вики в телефонном разговоре с корреспондентом "И" сказала, что "никто в семье не погиб". Тем не менее, Вика согласилась поехать на Северное кладбище для того, чтобы показать могилу сестры.
           На кладбище Вике стало плохо. Девушка говорила, что ничего не соображает и могилу, естественно, показать не смогла. В архивах кладбища имени сестры Вики мы не нашли. Не было его и в архиве ритуального цеха.
           Также проверили по архивам и еще несколько фамилий, которых не было в списке и которые стали известны нам благодаря этим девушкам. Таких людей среди умерших в результате трагедии в подземном переходе не оказалось.
           Проверить имена людей, названных в переходе Дашей, Катей и Мишей (там еще была надпись на стене "Андрей, тебя нет в списке, но ты есть в наших сердцах") не представлялось возможным, во-первых, потому что не были указаны их фамилии, во-вторых, потому что мы не могли найти их родственников или друзей.
           Наши поиски оказались бесплодными. Никто не обращался и в редакцию -- в надежде восстановить справедливость. Таким образом, мы не можем документально подтвердить тот факт, что погибших было значительно больше. Не может дать пока подобную информацию и общественная комиссия, созданная Верховным Советом. Тех, кто располагает такой информацией, убедительно просим позвонить в редакцию по тел. 216-25-84 или на пейджер 278-11-01, абонент 3449.



Хартия 97

СКОЛЬКО ЖЕРТВ УНЕСЛА ТРАГЕДИЯ?


           Минск полнится слухами о том, что власти умышленно занижают число жертв трагедии на Немиге. На стенах подземного перехода написаны имена погибших – те, которых нет в официальных списках жертв. Костя, Миша, Алексей, Вадим, Кристина, Даша, Валерий, Виталий, Константин, Олег, Наташа, Юлия, Катерина – эти имена есть на «стене плача», но их нет в списках.
           Подтверждается эта информация из различных источников. Так, интервью радио «Свабода» давала Анна Коваль, которая рассказала о погибших подругах Ольге и Наталье. Имя «Ольга» в списках есть, Натальи – нет. Кстати, газета “Навіны” отмечает, что на «стене плача» в переходе некоторые имена повторяются, но они явно не могут принадлежать одному человеку. Это два Дмитрия, два или три Алексея и так далее.
           В правозащитный центр «Весна-96» обратился Валерий Новиков, который рассказал, что в переходе погибли его отец и мать, которых он не нашел в официальных списках.
           Практически в каждой редакции крупнейших независимых газет есть свидетельства анонимных сотрудником больниц и милиции, которые утверждают, что жертв этой трагедии гораздо больше. По различным источникам, их количество колеблется от 80 до 100 человек.
           И уже совсем ужасные слухи касаются возраста погибших. Поступает информация о 8-10-летних детях. О 5-летнем мальчике, о детках в возрасте 2 и 3 лет.
           ВСЯ ИНФОРМАЦИЯ ОБ ЭТОЙ ТРАГЕДИИ, ИМЕНА ПОГИБШИХ И КООРДИНАТЫ ИХ СЕМЕЙ СОБИРАЮТСЯ В ПРАВОЗАЩИТНОМ ЦЕНТРЕ «ВЕСНА-96».



Хартия 97


           В правозащитный центр "Весна-96" поступило письменное свидетельство минчанки Марии Куниной, что среди погибших был ее друг Серегй Козлевич 1978 года рождения, житель города Лунинец. Козлевича похоронили на родине его друзья, которое, по предварительным сведениям, забрали его тело из больницы. В списках погибших его, однако, не значилось
           На стене в подземном переходе станции метро "Немига" в списках погибших были дописаны Ольга Владимировна Шедько (1979 года рождения) и Марина Никифорова. Там же было приклеено прощальное письмо близких Виталика.



Хартия 97


           Агентство БЕЛТА сообщает со ссылкой на Министерство здравоохранения уточненные данные о пострадавших в давке в подземном переходе. 410 человек обратились за время прошедшее после трагедии в больницы Минска. 121 человек госпитализирован, 5 человек находятся в тяжелом состоянии. Эти данные почти в 4 раза превышают официальные цифры о пострадавших, которые были оглашены на прошлой неделе. Об уточненном количестве погибших людей информации нет вообще.